Отключить FlashОтключить Меню 



Матрица

Юмор

Файлы

Обои

Творчество

Форум

Гостевая

Игры

Товары

Ссылки

Ложка

ПОИСК

На сайте
На форуме
В Яndex


Locations of visitors to this page

ДРУЗЬЯ

Stormwave.ru - форумы, статьи, новости по StarCraft, WarСraft III и другим играм, описания, литература и другое творчество. Архив русского аддона к StarCraft

Keanu Reeves Russian Edition Site

Молодежный интернет-магазин At My Place - молодежная одежда и обувь, молодежные сумки и атрибутика разных стилей

Мозаика и мозаичные панно. Студия мозаики Ширякин и Ко




Боги имеют хобби...

Автор: Herr Zauberer

   Всем давным-давно известно, что вселенная размещается на сайте старого «чайника» Ляо, приторговывающего варезом на одном их пекинских серверов. Виртуальная реальность? А что, бывает какая-то другая? Избранный, ты так ничего и не понял: ложка есть. Это тебя нет…

   Е. Цепенюк

   Вся ваша жизнь — огромный лабиринт взаимосвязанных объектов, действий, событий… понимаете? Наша жизнь это беготня по меридианам и параллелям времени-пространства, и так теоретически бесконечное количество времени. На самом деле, в этом страшном лабиринте, карта которого похожа на бесконечный лист бумаги в клетку, где каждая клетка имеет четыре выхода, и каждый ведет в новую клетку, а в предыдущую вернуться нельзя, ну, так вот: на самом деле в этом страшном лабиринте есть клетки, в которые нельзя заходить. Это вызывает ошибку, и кончается смертью, катастрофами, Армагеддоном… Понимаете? Великолепно. А вот главный парадокс матрицы: вообразите, что все это — ПОДДЕЛКА. Фикция. Представьте себе, с каким треском рухнут все иллюзии, все мысли, все идеи…

* * *

   Есть программы совершенно особого класса. Их называют Ликвидаторами. Они, как нетрудно понять, занимаются ликвидацией программ, ставших опасными для системы, то есть, на первый взгляд, выполняют почти ту же функцию, что и агенты. Но это не совсем так. Ликвидаторы — сильные "физически" программы, лишенные искусственного сознания, способные проникать в код более примитивных программ. Зачем они нужны? О, это очень просто. Есть программы, с которыми агенты справиться не могут — например, высокоразвитые вирусы, или программы высшего порядка, например, сами агенты, какие-либо новые разработки, и даже друге Ликвидаторы, вышедшие из-под контроля системы. Ликвидаторы не видят людей. Они не способны видеть что-либо, кроме других программ, а потому способны проходить сквозь любые преграды. Матрица для них — сплошной желтый, клубящийся туман, среди которого, одинокими странниками, попадаются программы. И почти всегда, они попадаются для уничтожения. Иногда очень трудно понять — программа перед тобой, или человек. Люди, иногда, ведут себя в точности как программы, что бы выглядеть частью системы, а программы часто запрограммированы на изображение людей, что бы было удобнее за ними наблюдать. У Ликвидаторов есть свой координационный центр. Ими управляет программа, сравнимая по своим возможностям с Архитектором. Его называют Паук, но его настоящее имя — TroH000881. Он знает все и обо всех. Пожалуй, никто кроме ликвидаторов не может точно сказать, глядя на того или иного «человека», есть ли у него реальная физическая оболочка, или он всего лишь спрограммированный аватар, способный только выполнять заданные действия в рамках своего кода. Ликвидаторам проще. Ведь если они видят жертву, значит, она существует, а если жертва существует, то она — программа. Просто, логично, записано в коде первой строчкой, после «начала выполнения».

    Стриптизерша, молодая мулатка с сильно осветленными волосами и подчеркнуто смуглой кожей, медленно сползала по шесту, и двадцать усталых пар глаз жадно пожирали ее тугое тело. Она была для этих стареющих, никогда не имевших успеха у женщин, не богатых, хотя и достаточно обеспеченных мужчин, символом недосягаемого великолепия, вершиной женской сексуальности и просто-напросто, соблазнительным объектом, вызывавшим потоки слюны, обрушивавшиеся на их давно не бритые подбородки. Где-то здесь должна быть программа для наблюдения за людьми. Смит точно знал это, как знает гончая, что где-то поблизости есть заяц, она принюхивается, внимательно изучает каждый квадратный сантиметр пространства. Местонахождение определить было невозможно, он напряженно и почти что испуганно, и, в то же время, с колоссальным отвращением, крутил головой, в попытке найти эту программу, но повсюду видел только людей, лица которых были перекошены отвратительным чувством удовлетворения. Ни одно из этих существ не могло быть программой. Все эти «люди», звероподобные твари с горящими от голода глазами, несли на себе каинову печать безмозглых обезьян, не способных мыслить. «Гады. Ничтожные гады, — он не испытывал к людям ненависти. Это было истинное, чистое, ничем не прикрытое, свободное отвращение, отвращение высшего существа перед омерзительным скопищем гноя. — Где эта программа… она должна, должна быть здесь…»

* * *

   Где-то поблизости была программа. Наводка была точной, Нео в этом не сомневался. Да и не мог сомневаться — если бы здесь не было программы, то наводка бы и не поступила. Он внимательно провел взглядом по помещению. В баре было довольно шумно, в спертом воздухе витал сигаретный дым и тяжелый запах виски. Перекошенные лица пьяных мужчин… среди них на секунду мелькнул какой-то смутно знакомый образ и снова растворился в клубах дыма. Нео медленно обогнул один из столиков, за которым уснул посетитель — пятидесятилетний ирландец. Его темно-рыжие волосы часто пронизывала седина, на подбородке была двухдневная щетина, на правой руке, сжимавшей полупустой стакан виски, была татуировка: «Ирландия — моя мать». Нео внимательно посмотрел на него, и ему стало почти жаль этого незнакомого человека — сейчас он был один среди этого огромного города, одинокий, стареющий, оторванный от дома. Наверное, если бы он узнал, что весь мир — фальшивка, он бы просто усмехнулся и снова отпил их стакана. Виски — символ Ирландии — стало для него суррогатом Родины… Мысли об Ирландии напомнили Избранному о Смите, который мог быть где-то поблизости. «Интересно, почему агенты созданы внешне похожими на среднеевропейцев, а говорят, как ирландцы?» — подумал он, снова ощупывая взглядом массу людей. Программа… где-то тут должна быть программа для слежения за людьми. Странно, но ее код было нельзя обнаружить, на ней стояла какая-то новая, очень странная защита…

* * *

   — Вы хотите, что бы я уничтожил AW01587409?

   — Агента Смита.

   — Агента Смита. Это не просто отнимет невероятно количество времени… это невозможно! На это у меня уйдет вся жизнь!

   — Для Вас же нет ничего невозможного, LY906724. Кроме того, у Вас нет жизни. Не забывайте об этом.

   — Извините, сэр. Просто такое выражение.

   — И где же Вы нахватались таких выражений, LY906724?

   — Понимаете, эти голоса…

   — Какие голоса, LY906724? Я думал, после того, как Вы прошли профилактику…

   — Да, они действительно ослабли, но не исчезли. Время от времени я слышу эти голоса. Они таки странные… похожи на голоса программ, но говорят о вещах, которых я не понимаю.

   — И чего же Вы не понимаете?

   — Например, что такое «любовь»? или «свобода»? И почему голоса не говорят о тумане? Где находятся эти голоса и почему я их слышу?

   — Никогда не слышал таких слов. Скорее всего, LY906724, Вы слышите искаженные переговоры других программ. Пройдите профилактику еще раз, и больше не обращайте внимания на эти голоса. Отправляйтесь на задание. И запомните, что основной целью является защищенная от внешнего считывания программа…

   — PSP587001. Хорошо, сэр. Я и LY918377 отправляемся немедленно.

   Ликвидатор вышел. Паук внимательно посмотрел сквозь прозрачные стены своего «дома» вслед ему. LY906724 был очень странным, в его коде явно были ошибки — он слышал голоса людей, а, может быть, иногда даже видел матрицу без тумана. Он был хорошим, но потенциально опасным Ликвидатором. Так всегда — гении опасны. И с этим никогда нельзя поспорить. Но, все равно, если он еще раз что-нибудь увидит или услышит,

* * *

   PSP587001, более известная как Тиффани, внимательно вглядывалась в лица посетителей. Ей надо было бежать. Слишком много врагов для того, что бы продолжать работу. Но если она попробует убежать, ее встретят у входа, если она до него и доберется. Она пробежала взглядом по противоположной стене, и вдруг окаменела. Ей хотелось кричать, но ее губы точно срослись. Ей хотелось бежать, но ее руки точно примерзли к шесту. Она никогда не видела Ликвидаторов, но сразу поняла, кто перед ней. Сквозь столики и посетителей, мерным шагом, никого не замечая, шаря по пространству взглядом, точно слепой, прямо на нее шел высокий светловолосый мужчина, с нездорово бледной кожей и светло-голубыми, почти белыми глазами. Внезапно его взгляд уперся прямо ей в лицо, и в глазах блеснули синеватые огоньки. Тиффани тихо застонала. Это было большее, на что ее хватило — внезапный паралич полностью охватил ее. «Зачем… зачем я тогда…» — она даже не стала заканчивать свою мысль. Ликвидатор медленно приближался. Превозмогая страх, она обернулась — с другой стороны к ней приближалась точно такая же женщина. Ее холодный взгляд пристально шарил в пространстве. Коротко вскрикнув она спрыгнула со сцены и ринулась к выходу. Мужчина внимательно посмотрел на нее и быстро метнулся вслед за ней. Его холодная рука впилась в ее правое плечо, Тиффани пыталась вырваться, но тщетно. Женщина медленно подошла к ней и тихим, монотонным голосом начала зачитывать стандартную речь:

   — Программа PSP587001, Вы подвергаетесь ликвидации по протоколу №46, так как нарушили… Посетители бара взволнованно гудели, многие звонили в полицию, некоторые выбегали на улицу, даже, казалось, мертвецки пьяный ирландец, неожиданно поднял голову и начал медленно сползать под стол. Тиффани медленно растворилась в воздухе, точно призрак. Ликвидаторы снова заскользили взглядом по присутствующим.

   — LY918377, здесь AW01587409, — сказал мужчина. — Приступаем к ликвидации. И они двинулись в толпу. Нео внимательно проследил взгляд Ликвидатора…

   — Черт побери, что здесь происходит? — Непроизвольно вырвалось у него. Ликвидатор-мужчина повернул голову в направлении Избранного и начал, точно ничего не видя, шарить по нему взглядом.

   — LY918377, я опять слышу голоса. — Сказал он.

   — В таком случае, LY906724, я должна приступить к Вашей ликвидации по протоколу №77.

   — 77?! Особые обстоятельства?

   — Особое распоряжение TroH000881. Стойте спокойно и не мешайте ликвидации…

   LY906724 сорвался с места, как раненый зверь. Он резко метнулся куда-то вглубь бара, проходя сквозь несуществующие для него препятствия. Ликвидатор-женщина последовала за ним…

* * *

   Паук поморщился. Рано или поздно это должно было случиться, но почему до ликвидации AW01587409? Эта опасная скотина угрожает всей системе, а LY906724 выбывает именно сейчас. Это было очень неприятно. Кроме того, LY918377 никогда не догнать LY906724, она слишком примитивна для этого, новая разработка… хорошо, что хоть удалось избавиться от этой глупой PSP587001. Нужно сообщить LY918377, что бы она прекратила поиски.

   — LY918377, — сказал он в микрофон, — возвращайтесь на базу.

   — А LY906724?

   — Не важно, — ответил Паук и выключил микрофон. Немного помолчав, он добавил: матрица убьет его сама.

* * *

   — Я не знаю. Я впервые видел такие программы. Казалось, что они совершенно слепы. Один из них, тот, что убежал, кажется, услышал мой голос, обернулся но не увидел меня. И эта программа… она же была защищена. Они — не вирусы.

   — Программы действительно странные. Но как они нашли стриптизершу?

   — Черт, я не знаю. Кстати, Линк, что за программа AW01587409? Раньше я не слышал такого номера. Что-то не типичное.

   — AW01587409… AW01587409… я где-то уже видел что-то подобное… а где ты слышал этот номер?

   — От одной из тех программ.

   — Не знаю, была ли там еще какая-нибудь программа — защитное поле стриптизерши было слишком сильным и распространялось на пространство. Но индекс «AW» обычно встречается в коде агентов, хотя и не является их идентификационным кодом в системе.

   — Эти программы хотели его уничтожить. Одно из двух — или это, все же, вирусы, и они хотели убить агента системы, или…

   — Ты думаешь то же, что и я, Нео?

   — Если ты думаешь именно о том, о чем я думаю, — мрачновато улыбнулся Нео, — то и я думаю именно о том, о чем думаешь ты.

   — Смит?

   — Именно. Интересно, зачем понадобилось писать такую странную защиту на программу, примитивную по своей сути?

   — Мы не знаем ВСЕЙ сути этой программы… может быть, все здесь намного сложнее.

* * *

   «Голоса… эти проклятые голоса… он хотели ликвидировать меня из-за них… почему? И почему сняли преследование?» — LY906724 медленно положил пальцы себе на виски и попытался сориентироваться в пространстве. Если бы он мог видеть матрицу, то понял, что находится в Центральном парке, в двух милях от стрип-бара «Шоколадная луна». Но видел он вокруг себя только густой желтоватый туман, временами сбивавшийся в клубившиеся сгустки.

   — Проклятье… — машинально повторил он однажды слышанное от голоса, и закрыл глаза. В его сознании был туман, только туман, смешанный с обрывками каких-то странных видений — программы, лишенные кода, примитивные, управляемые кем-то… кем? Неужели туман был всегда? Неужели Архитектор и Паук создали программы просто в тумане и для тумана? И что такое система? — Проклятье… Он снова открыл глаза и тут же упал навзничь. Ему стало плохо, как при профилактике: по телу пошли странные, очень болезненные судороги, в глазах потемнело, туман, казалось, проникал в тело и раздирал его изнутри…

* * *

   — Марк?

   LY906724 с трудом открыл глаза и тут же снова сжал веки как можно плотнее. Тумана не было. Над ним была гладкая металлическая поверхность, потолок, почти такой же, как в офисе Паука. Рядом сидела программа. Он попытался сканировать ее код, но понял, что не может.

   — Где туман? — Спросил он слабым голосом.

   — Туман, Марк? Какой туман?

   — Туман. Туман, который покрывает весь мир.

   — Он бредит, — вмешался в разговор мужской голос, — так, давай по порядку: парень, как тебя зовут? и кто ты такой?

   — LY906724, — быстро ответил тот. — Я Ликвидатор… — вспомнив недавние события, он быстро добавил, — бывший Ликвидатор.

   — Марк!.. — Всхлипнул женский голос, — может быть, мы повредили его разум, когда отключали?

   — Быть этого не может. Никогда такого не было.

   LY906724 попытался сосредоточиться… Марк… почему они называют его «Марк»… что-то мучительно-знакомое поразило его сознание раскаленной иглой. В голове точно включили стиральную машинку — все завертелось и начало неумолимо путаться.

   — Марк, — продолжил мужской голос, — подумай как следует и вспомни все.

   «Почему… почему они называют меня Марком?.. почему… — и вдруг в сознании LY906724 точно произошла вспышка, похожая на свет ядерного взрыва, — они называют меня по имени! Ну конечно! Меня же зовут Марк, я бармен, и, немного, хакер! Я хотел жениться на девушке Люси, по прозвищу Плохая Кошка. И меня…»

   — Меня отключили? — Спросил Марк и приподнялся на койке. Он огляделся. Рядом с ним сидела Люси, аккуратно вытиравшая слезы вышитым платочком, а чуть поодаль стоял рослый латинос — Громобой, близкий друг Марка. Где-то в подсознании носилась навязчивая мысль о том, что здесь везде должен быть туман, но Марк прогнал ее, — я больше не в матрице?

   — Нет, Марк, — ответил Громобой, — все теперь хорошо. Пойдем, Кошка, нужно оставить его одного.

* * *

   — Пять самоубийств за неделю! Это слишком много!

   — Но что поделать. Они сами бросаются в Трещину.

   — Ага. От несчастной любви, скажешь?

   — Я не знаю почему. Я знаю, что они делают это сами.

   — Прекрасно! Восхитительно! Может быть, завтра пол-Зиона прыгнет в Трещину! Думать надо, думать! Хоть поищите среди личных вещей что-нибудь!

    —Личные вещи, как правило, они брали с собой.

   — Организуйте экспедицию туда!

   — У Трещины нет дна.

   — А я — вьетнамская торговка помидорами! Дно есть всегда! Особенно, если учесть, что мы ее пробовали освоить, но она оказалась слишком неудобной для этого.

   — Хорошо. Мы попробуем что-нибудь сделать.

* * *

   Марк не хотел подключаться к матрице, но Кошка его уломала. Когда пальцы Громобоя коснулись разъема, Марк испытал какое-то странное чувство, сменившееся ощущением падения. Он падал и падал в темноту, летел, как осенний лист, а потом ему стало очень больно. Эта боль — острая, но ноющая… сильнейшие судороги… все это было как-то мучительно знакомо, напоминало что то-то неуловимое из прошлого… «…туман…» — почему-то проплыло в мозгу Марка, прежде чем он окончательно потерял сознание.

* * *

   LY906724 казалось, что прошла вечность, с тех пор, как он открыл глаза. «Все это был сон… — пробормотал он, откидывая волосы со лба, — все это просто сон…» Прикоснувшись к вискам, он попытался проанализировать местность в поисках программ и зданий, но не обнаружил их.

   — Марк?.. — Вдруг донеслось из тумана, — Марк, ты в порядке?.. Маарк! Марк, ответь мне! Марк, ты меня пугаешь!

   «Марк… откуда это? Где я прежде слышал это имя?» — нахмурился LY906724. Его все это пугало — он не понимал, что происходит, эти голоса, странные и волнующие, вызывавшие что-то необычное в памяти… Но, прежде чем он попробовал выйти на связь с Пауком, перед ним появилась программа AW01587409, вызвавшая в нем инстинкты охотника. Забыв обо всем, он ринулся на жертву.

   — МАРК!!! МАРК, ОСТАНОВИСЬ!!! — Закричал ему вслед знакомый голос.

* * *

   Как и всякий достаточно знакомый с системой, Смит многое слышал о Ликвидаторах, и никогда не забывал, что к нему тоже могут однажды придти рослые блондины со светлыми глазами. Но… но Ликвидатор, появляющийся с группой повстанцев это не просто нонсенс — это совершенно невозможно. Не понимая, что здесь происходит, он остановился как вкопанный и прикрыл глаза, что бы сосредоточиться.

   «Это невозможно, — сказал он себе, машинально гладя переносицу, — это невозможно. Это просто сбой в матрице…». Он открыл глаза. Ликвидатор, проходя сквозь все, попадавшиеся на пути предметы, несся прямо на него. Вслед за ним летел, с истерическим криком, повстанец-латинос. Ликвидатор не замечал «погони», он летел к цели, как пуля, точно бык на красную тряпку. Агент Смит, объект матрицы, скрытый внутрисистемный номер AW01587409, ощутил то, о чем слышал столько раз — ОЦЕПЕНЕНИЕ. Необходимость покинуть район была очевидна, но он не мог этого сделать — как мышь, загипнотизированная коброй, он стоял и смотрел на Ликвидатора, нетерпеливо облизывая внезапно пересохшие губы липким кончиком языка. Белые глаза Ликвидатора горели синеватыми огнями, плескавшимися, как морская вода. Ликвидатор в голодной ярости приоткрыл рот, захватывая им воздух, он обнажил жемчужно-белые, влажно блестевшие зубы, его тонкие белесы брови вскинулись, как два взведенных курка. Ярко-белая кожа на горле дернулась. Неземная красота Ликвидатора… парализующая красота… да, наверное, так он и действует. Его внешность, плюс что-то особенное, что-то не программное, но и не человеческое, что-то неправильное, что-то мучительное, что-то знакомое и вызывающее не страх и не восхищение, а…

* * *

   Марк не понимал, что происходит. Его тело неслось вперед, сквозь все преграды, прямо навстречу агенту. Он пытался закричать, но сквозь плотно сжатые челюсти не смог проникнуть ни единый звук. Ему стало страшно. Волосы на спине зашевелились… в висках застучала кровь, вены на шее вздулись, точно веревки… какая-то странная, мучительная, но знакомая боль снова поразила его. «Не хочу умирать! — пронеслось у него в голове, — не хочу! Я хочу жить!!! Я хочу жить!!! Жить!!! Остановись! — приказывал он своему непослушному телу, — остановись!..»

   — Остановись!!! СТОЙ!!! — Вдруг выкрикнул он…

* * *

   LY906724 внезапно услышал четкий голос, раздававшийся прямо внутри его сознания:

   — Остановись!!! СТОЙ!!!

   Будто повинуясь этому голосу, он начал тормозить об воздух, но однажды запущенная система поимки и ликвидации не могла остановиться. Несясь прямо на AW01587409, он не смог задуматься о происходящем…

* * *

   Глаза Марка защипало от слез, и тут чья-то рука вцепилась в ворот его плаща. Он обернулся…

* * *

   Туман. Туман схватил его. LY906724 стало страшно. Может быть, впервые за его цифровую не-жизнь… он ощутил что-то рядом со своим ухом, и кто-то другой прошептал его губами:

   — Оператор…

* * *

   — Марк, что на тебя нашло?

   — Я не знаю, Громобой, — Марк опустил голову и обхватил голову, покрытую только двухсантиметровым молодым волосом, обеими руками, — черт возьми, Громобой, я не знаю.

   — Откуда у тебя это «черт возьми», Марк? Раньше ты говорил «черт подери». С каких пор ты поменял привычки?

   — Черт возьми, Громобой, со мной происходит что-то странное.

   — Странное, Марк? Просто «странное» и все? Может быть, ты хотел сказать, — Громобой повысил голос,

   — что с тобой происходит что-то загадочное, противоестественное, ужасное, необъяснимое и угрожающее?

   — Я не знаю, ЧТО со мной происходит, но мне это все не нравится.

   — И в чем же это «что-то» заключается? — спросил Громобой, внимательно заглядывая в глаза Марку. — Расскажи мне.

   — Понимаешь… я как будто теряю контроль над собой. Это как раздвоение личности, но намного сложнее: я как будто становлюсь программой. Я вижу все как сквозь туман, я не могу управлять своим телом…

   — И что ты хочешь этим сказать, Марк?

   — Я хочу этим сказать только то, что сказал. Я не знаю, что происходит, и меня все это пугает. Но — знаешь что — я хотел бы войти в матрицу еще раз.

   — Ты что, сдурел?! — Рявкнул латинос, резко распрямляясь, — что, жить надоело? Ты теряешь над собой всякий контроль, творишь невесть что, а я должен подключить тебя еще раз? Марк потер бровь и попытался вспомнить все то, что крутилось у него в голове, когда он был там, но из памяти всплыло только слово «туман».

   — Громобой, я не остановлюсь, пока не выясню, что со мной происходит.

   — Твое право, — пожал плечами Громобой, — дело твое. Но я тебя предупреждал.

* * *

   Этой ночью Нео приснился очень странный сон: он не походил на обычные кошмары или болезненные вещие сны. Это был сон-воспоминание, сон, в точности повторявший события, которые никогда с ним не случались.

* * *

   LY906724 снова пришел в себя. Ему было страшно. Он не знал этого чувства, но ощущал его каким-то органом боковой линии. Волосы у него на голове зашевелились…

   — Кто ты? — Спросил голос у него в голове.

   — Кто ТЫ? — Резко парировал LY906724, — кто бы ты не был, ты не имеешь ни малейшего права на то, что бы находиться в моем сознании.

   — Я — часть тебя, послушай, расскажи мне о себе.

   — Нет.

   — Нет? Почему?

   — Потому, что тебя нет.

   — Я есть.

   — Тебя нет. Если потребуется, я совершу ликвидацию самого себя, что бы доказать себе, что тебя нет.

   — Хорошо, я тебе все объясню…

   Но LY906724 не ответил — он увидел то, что заставило зажечься его взгляд синими огнями. Неподалеку появился AW01587409. Пульс стал реже, точно сердце вошло в спящий режим. Голос что-то говорил, но для охотника это было уже неважно. Теперь он был пулей, летящей в мишень. Смит снова ощутил на себе голодный взгляд Ликвидатора, ледяным ножом вонзившийся между лопаток. Обернувшись, он увидел стремительно приближавшуюся фигуру с горящими синим пламенем глазами.

* * *

   LY918377 появилась внезапно. Она встала на пути LY906724, вытянув руки вперед. Он, не в силах сойти с намеченного маршрута, врезался в нее, и она откинула его назад резким ударом. Шершавый асфальт… тихое соприкосновение с ним напоминало тот самый полет из галлюцинаций. И боль, пронзающая боль…

   — TroH000881, это LY918377. Я нашла LY906724 и AW0158740. Каковы дальнейшие указания?

   — Уничтожьте LY906724. Неконтролируемый агент не представляет такой опасности, как неконтролируемый Ликвидатор. Запомните это. — Тихо отчеканил Паук.

   Она кивнула и медленно начала приближение к LY906724. Он как зачарованный смотрел на нее, пытаясь понять, что происходит. Он замер. Кровь густела в жилах. Он ощупал свои острые зубы липким кончиком языка.

* * *

   Марку было страшно. Он пытался вызвать из темных вод памяти «аварийный план». В жилах медленно текла ледяная вода, покалывая сосуды острыми краями льдинок. «Успокойся, Марк, это все не на самом деле, — сказал он себе, — телефон. Тут рядом должен быть телефон…» Красивая женщина шла к нему ровными шагами, не думая о том, что он может просто сорваться с места и опрометью побежать, куда-то в туман, в непонятном направлении, что бы затем исчезнуть из этого мира.

* * *

   — Все, Марк.

   — Именно, Громобой. Все.

   Марк глубоко дышал, точно никак не мог надышаться настоящим воздухом, после страшной угрозы смерти. Голова его болела, а ощущение падения еще не полностью оставило его.

   — Мне не нравится твой тон, — протянул Громобой, — ты уверен, что не потерял свой разум окончательно?

   — Ты знаешь Паука?

   — КОГО? Пожалуй, я повторю свой вопрос.

   — Нет, я имею ввиду… — Марк сделал волнообразное движение кистью руки, — программу. Ты слышал о программе под названием Паук? А про Ликвидаторов? Пойми, в матрице я не человек, я программа. Я все это узнал, когда был там. Это очень трудно объяснить…

   — Программу нельзя отключить.

   — Я тоже так думал. Слушай меня внимательно. Есть такие программы, Ликвидаторы, во главе с Пауком, они…

   — Ликвидируют, — сухо подсказал латинос.

   — Именно. Понимаешь…

   — Нет, Марк, не понимаю. Мой тебе совет — не покидай больше Зиона. Никогда, понимаешь?

   — Зион… знаешь, пожалуй, ты прав. Я должен кое-что проверить. Я не покину Зион. Больше никогда, если мои надежды оправдаются.

   — Эй, что ты задумал? Надеюсь, ты не хочешь натворить глупостей?

   — Что я задумал? Увидишь, — Марк лукаво улыбнулся.

* * *

   Трещина находилась в Зионе. Никто не знал, насколько она глубока. Никто не знал, как она появилась. Ее пытались освоить, но с теми, кто работал в ней начинали происходить жуткие вещи. Теперь Трещина была Меккой зионских самоубийц, которых, месяц от месяца, становилось все больше и больше. Точно кто-то приводил их сюда за руку. И теперь на краю Трещины стоял Марк. Он вглядывался в темную пустоту, уже точно зная, что он прыгнет туда. Ему не было страшно. Ему было бы страшно, если бы он знал, что ждет его в конце, а в конце долгого и утомительного полета, его ждало величайшее разочарование из всех, что могли ожидать человека.

   — Марк? Марк! Что ты делаешь?! — Раздался у него за спиной вопль Плохой Кошки. Он не обернулся. Он не хотел глядеть в ее глаза. Он не хотел видеть ее снова, с тех пор, как увидел в последний раз. — Видишь ли… — начал он, медленно напрягая мышцы ног, что бы прыгнуть в бездну, — видишь ли, я хочу узнать, насколько на самом деле глубока кроличья нора. Я боюсь, что Соня и Болванщик слишком долго пили чай.

   — Что ты говоришь, Марк?!

   — Ничего, Кошка. Просто… ты слушаешь?

   — Да, — всхлипнула она, — да.

   — Просто передай Избранному, что мир совсем не такой, как кажется на первый взгляд, и если решаешь, то не забывай, что «да» иногда значит «нет». Если, конечно, я все правильно понимаю. И еще… — он все-таки обернулся, но плотно зажмурив глаза, — если найдешь, передай ему, что все совсем не так просто, как кажется, и что Истина находится там, где ее никогда не ищешь. Прости, Кошка. Я не в праве совершать самоубийство. Но если все так, как я надеюсь, и я умру, значит, я ошибался и все хорошо, но…

   Знание, ставшее доступным ему через разум LY906724, было ужасным. Оно запирало его в клетке, на которой он стоял сейчас и не давало выйти. Это знание уничтожало все, что он знал до этого момента. Оно делало его ничтожной точкой в совершенно другом мире… Он прыгнул. Казалось, целую минуту ничего не происходило — воздух точно стал твердым, и задержал тело Марка на себе, а потом провалился куда-то вглубь. Он летел. Он летел, как осенний лист, подхваченный шальным ветром. Марк плотно прижал свои немного вспотевшие, пахнущие металлом ладони к лицу. Вдыхать было трудно — руки, как присоска спрута, душили его, а ему хотелось прожить до дна эти секунды… минуты… часы… он не знал. Убрав руки с лица он вдруг ощутил, что задел краем головы выступ. Может быть, лишь чуть-чуть повредил кожу, но эта травма мгновенно отозвалась в его мозгу ноющей болью, а затем — страшной судорогой во всем теле. «Все точно так, как должно быть. Все только так, как могло случиться… — подумал он, — только так и никак иначе. Да…»

* * *

   LY918377 почувствовала, что цель находится где-то рядом. Она ощущала теплый, немного тяжелый, но неуловимый, манящий, пьянящий, приторно-кровяной запах жертвы, заставляющий плечи дрожать в предвкушении, запах жертвы, который сильнее всех условностей туманного мира. Казалось ее притягивало к этому объекту, как опытный охотник притягивается к матерому волку, только ради того, что бы сойтись в поединке. Она втягивала, обеими ноздрями этот запах, точно кокаин.

   — Где же ты?.. — тихо бормотала она, шаря глазами по туману. Возможно, вепревые в жизни ей хотелось убить. Она знала, что после этого провала ее самою, скорее всего, ликвидируют. Поэтому ей необходимо найти и ликвидировать AW0158740, ради самой жизни. Она предчувствовала, знала и заранее наслаждалась предстоящей ликвидацией. Он был рядом. Шепот, срывавшийся с ее губ, шепот хищника, влюбленного в жертву, становился все тише и тише. Наконец. В тумане проглянул темным призраком AW0158740. LY918377 ринулась на него. «Ликвидаторы. В третий раз,» — подумал Смит. Странно, но на этот раз не было ни страха, ни оцепенения, ни мгновенного поражения чем-то особенным во внешности Ликвидатора. Все было иначе и как-то мучительно не так. Ему было ВСЕ РАВНО. Охотница летела прямо на него, и ее плащ красиво развевался за спиной. Каждый ее шаг напоминал удар сердца. Вперед. Ровно. Быстро. Не задумываясь… и вдруг она точно налетела на невидимую стену. Ее отбросило назад, она упала и почувствовала боль в правом плече.

   — Его время еще не пришло, LY918377, — раздался чей-то голос из тумана. Ей стало очень тепло. «Кровь, — подумала LY918377, — у меня из руки идет кровь, надо остановить…» Это и были последние ее мысли. Где-то далеко, в реальном мире, вскрыла себе вены девушка со смешной кличкой.

* * *

   Надежды Марка не оправдались — Нео не прыгнул в Трещину. Это совершенно справедливо. Потому, что если бы с он, или Смит, или Архитектор, внезапно умер, заблудившись в лабиринте, то партия бы закончилась. Понимаете? Все это — шахматная партия на ленте Мёбиуса, которую держит в своей голове…

* * *

   — Это мое! Отдай! Отдай мне мелок!

   — Уйди и не мешай мне вести партию, Смит. Скоро, скоро будет твой ход.

   — Моя фамилия не Смит! Меня зовут Гор! Да! И я требую…

   Седой мужчина с короткой бородой отмахнулся от навязчивого собеседника и продолжил покрывать большой лист бумаги записями ходов. Мимо него двое санитаров проволокли огромного чернокожего. На бумаге появилась надпись: «Морфеус решил войти в матрицу, что бы уточнить причины самоубийств: ?108 — ?581а…»

* * *

   Боги шутят жестоко. И прежде чем говорить про «весь наш мир», задумайтесь — вдруг он — лишь больная фантазия человека, заключенного в четырех стенах сумасшедшего дома…

   Боги шутят жестоко. И прежде чем говорить про «весь наш мир», задумайтесь — вдруг он — лишь больная фантазия человека, заключенного в четырех стенах сумасшедшего дома…

Оставить отзыв

Вверх

На главную


Lozhki.net - Copyright © 2003- - Contact Us
Ссылка на www.lozhki.net при копировании материалов - обязательна.

Matrix concept and Matrix characters, COPYRIGHT © 1998- Wachowski brothers,
Village Roadshow Pictures, and Warner Bros. Studios/AOL Time Warner.


Rambler's Top100
-= Ложки нет =-