Отключить FlashОтключить Меню 



Матрица

Юмор

Файлы

Обои

Творчество

Форум

Гостевая

Игры

Товары

Ссылки

Ложка

ПОИСК

На сайте
На форуме
В Яndex


Locations of visitors to this page

ДРУЗЬЯ

Stormwave.ru - форумы, статьи, новости по StarCraft, WarСraft III и другим играм, описания, литература и другое творчество. Архив русского аддона к StarCraft

Keanu Reeves Russian Edition Site

Молодежный интернет-магазин At My Place - молодежная одежда и обувь, молодежные сумки и атрибутика разных стилей

Мозаика и мозаичные панно. Студия мозаики Ширякин и Ко




Тот самый Смит

Автор: Пифия

    Перед вами дом. Обыкновенная высотка. Однако если подняться на девятый этаж и зайти в одну из квартир, пройти на кухню, то можно увидеть пожилую женщину, сидящую за столом и пьющую чай, и странного китайца в белой рубашке, расхаживающего от плиты к холодильнику и что-то вдохновенно декламирующего...

Сераф: Никто и никогда в этом мире не восполнит ту зияющую пропасть, которая возникла после ухода такого агента. Но наш долг: пытаться возместить эту потерю. Каждому - по мере его сил. Прошу прощения, господа, но я заканчиваю. Полгода прошло с того дня, как перестал отзываться на свои позывные агент Смит. И все полгода этот прославленный герой живет в сердцах своих благородных соматричников. И пусть постер, который мы вешаем в его честь, станет символом...
Пифия: Символом - мало.
Сераф: Хорошо, пусть станет не только символом, но целой строкой.
Пифия: Лучше.
Сераф: Пусть станет не только символом, но целой строкой беззаветной любви города к своему агенту...
Пифия: Лучше сказать: "к своему великому защитнику".
Сераф: Лучше. Пусть он станет Источником...
Пифия: Один Источник у нас уже есть. Второго нам не надо.
Сераф: Хорошо. Пусть тогда станет... источником... отваги, смелости, ресурсом живительного настоящего агентского... оптимизма, который никогда не перестанет бить...
Пифия: Лучше сказать: "уклоняться".
Сераф: Но агенты, они - бьют.
Пифия: Иногда бьют, а иногда - уклоняются. В данном случае, лучше, чтобы он вообще стрейфился.
Сераф: Хорошо.
Пифия: Ну, это не просто "хорошо". Это - залог выживания.
Сераф: Да, вот если бы я умер, он обо мне и трех слов бы не сказал!
Пифия: "Да, ты прав".

   Подготовку речи совершенно некстати прерывал звук ломающейся стены и крик "Ай!!! Бо-о-ольно!!!"

Пифия: Джонсон!

   Оракул выбежала в коридор, где возле стенки неподвижно стоял совершенно безучастный Морфеус. Рядом с его головой, примерно в 20 сантиметрах от левого уха в стене зияла дыра - следствие первого удара агента. Причина, нанесшая вред госсобственности, стояла рядом, потирала ушибленную руку, и всем своим видом показывала, что ему больно, обидно, но просто так он, агент, не отступится.

Джонсон: Но ведь как-то он попадал по тебе!

   Второй кулак просвистел возле правого уха Морфеуса. Впрочем, с тем же результатом: дыра в стене, Морфеус - в штукатурке, а Джонсона опять перекосило от боли. С другой стороны, вторая дырка была парой сантиметров ближе к голове повстанца, что не могло не радовать.

Джонсон: Ну вот, уже лучше.
Пифия: Морфеус, который час?
Морфеус: Пробило три, агент ударил два раза, значит - час дня, Пифия.
Сераф: Что ты, извиняюсь, болтаешь? Нужно умножать: три на два.
Морфеус: Это раньше надо было искать произведение, а теперь пора заниматься вычитанием.

   А в это самое время в мэрии...

Мэр Браун: Архитектор, Вы, конечно, помните эту историю.
Архитектор: Помню.
Браун: Наш агент в пылу битвы и не заметил, как очутился возле телефонной будки.
Архитектор: В которую он въехал на грузовике?
Браун: Да, только это было в другой истории и с Тринити. А в этой истории...
Агент Джексон: С Сайфером!
Браун: Подождите. А в этой истории, в метро, агент начал драться с повстанцем и только потом он понял, что тот - Избранный.
Сераф: Нео все никак невозможно было убить: его били, а он вставал. Его швыряли, а он поднимался. Постоянно.
Браун: Как Ванька-Встанька.
Архитектор: А вторая?
Браун: Что "вторая"?
Архитектор: Вторая половина команды что делала?
Меровинг: Спасалась неподалеку.
Архитектор: И с которой же половиной мы будем ставить вешать постер?
Браун: Мы думали - с первой.
Сераф: Это будет очень забавный постер, Архитектор.
Меровинг: Своего рода - символ.
Сераф: Я бы, извиняюсь, даже сказал: "строчка".
Браун: Картинка. Когда прозвучит фраза: "И пусть память о нем отзывается с каждым ударом сердца", появится постер, на котором агент бьет Нео. Прошу вас, господа, осмотреть этот черновик. Правда, мистер Андерсон здесь представлен в масштабе один к десяти.
Архитектор: Смешно. В целом мне, господа, нравится. Выразительная штуковина. Жаль, только, что одна половина команды. Ведь агенты интересуются всем экипажем, а не только... избранными... А что, если не побояться и...
Агент Джексон: Ликвидировать... или приблизить?
Архитектор: Дорисовать. Вот. Так даже смешнее. И вертолет.
Агент Джексон: Гораздо. И агент Смит бьет Нео.
Браун: Как же он бьет Нео? Тот же в вертолете.
Архитектор: Нет, агента Смита в вертолет помещать не будем. Незачем. Он нам дорог просто как Смит, как агент. А уж бьет он Нео в вертолете ли, в подземке ли, в кратере ли, и Нео ли он бьет, - это нас не волнует.
Агент Джексон: Не трилогию же снимаем.

   Ресторан "Le Vrai". Меровинг и Пифия мирно сидят за одним столом и просто обедают, Джонсон стоит у окна, сканирует город. По щеке агента ползет скупая агентская слеза.

Пифия: Успокойся, так нельзя, Джонсон. Будь агентом.
Джонсон: Да-да, конечно. Это - нервы.

   В ресторан зашла группа любопытствующих китайцев, предводимая Серафом.

Сераф: Прошу вас сюда, господа, на очередную экскурсию по Мега нашему Сити. Сегодня мы посетим ресторан "Ле Враи", что в переводе означает "Правда", который открыт с 1960 года, и ежедневно сеть ресторанов "Ле Враи" посещают более 60000 человек. Ресторан награжден тремя грамотами "Красного вина", одной - "Белого вина" и двумя "Это - не моя вина!!!". Также мы прогуляемся по Солт-Лейк-стрит, побываем в офисе агентов, где знаменитый агент Смит допрашивал Морфеуса, затем окажемся в Шато, где заглянем к Персефоне. Нет, задерживаться у нее нельзя, но вы можете записаться на повторную экскурсию. Начнем с ресторана. Следуйте за мной. Не обращайте внимания на метрдотеля, это - "непись". Пройдемте в зал. Обратите внимание на эти портреты. Господа, здесь вы видите близких друзей незабвенного агента: Вест, Диллард, Хаманн и другие подключенные, которые после встречи с агентом стали советниками. Прошу сюда, к столу хозяина ресторана. Познакомьтесь, слева направо: миссис, мистер, мсье. А теперь прошу всех в офис агентов. Джонсон, дайте ключик.
Джонсон: Там не заперто.

   Группа любопытствующих китайцев уходит.

Джонсон: Когда я слышу все это и вспоминаю... Архитектор, как мы несправедливы были к нему! Как жестоки!
Меровинг: Мсье Джонсон, кто же мог знать, что все так обернется? Следствие и... причина - мы были искренни в своих заблуждениях. Время открыло нам глаза.
Пифия: Такова судьба всех агентов: простые люди их не понимают...
Джонсон: Люди? Возможно. Но мы-то - программы! Мне страшно вспомнить, я критиковал его методы и действия. С первого дня моего появления здесь. Считал его недостойным наследником своего класса! А ведь если бы не он - меня бы никогда не написали. Своей смертью он дал мне жизнь, а мы... осудили его... Нет! Мы убили его. УБИЙЦЫ!!!
Пифия: Прекрати, Джонсон, мне надоели твои истерики! Нельзя вечно казнить себя. Иногда надо и миловать. В конце концов, если сейчас, спустя почти полгода после его смерти, вся Матрица благоговейно произносит фамилию агента Смита - в этом, прежде всего наша заслуга. Мы издали полное собрание похождений агента, и по нему даже сняли фильм. Завтра в городе пройдет премьера, и повесят огромный постер в его честь. Ну, что же ещё?
Джонсон: Ах, если бы он был жив. Вот если б можно было время повернуть вспять. А?
Меровинг: Мсье, если время повернуть вспять, исчезните Вы и Ваша истерика. Я - за!
Джонсон: Нет!
Пифия: Прекрати! Ну, возьми себя в руки, агент Джонсон! Ну, возьми себя в руки, мальчик мой.
Джонсон: Ну, хорошо.
Пифия: Мой родной. Мой любимый, мой хороший. А что это у нас такое с тобой? Что с ухом?
Джонсон: Не знаю.
Пифия: Опять наушником баловался? Отключался от приема информации и рассказывал теории? Ну, это же глупо!
Меровинг: И очень скучно.
Пифия: А Вы что, пробовали?
Меровинг: Конечно, могу и Вам рассказать. Вам про что: про желания, глаза или про причину и следствие? Только сперва, не хотите ли тортик?

   Внезапно Джонсон поднес руку к наушнику.

Джонсон: Прошу прощения.
Все: Что? Что?
Джонсон: Предупреждают... Они летят!!! Летят!!! Мама, они летят!
Пифия: Возьми себя в руки, агент.
Джонсон: Они летят, мама! Мои первые повстанцы!
Пифия: Спокойно, агент.
Меровинг: Мсье Джонсон, Вам не надоело? Вы уже седьмую группу оперативников называете "Мои первые повстанцы". У Вас проблемы с именованием или со счетчиком несанкционированных подключений? Полагаю, нынешних повстанцев ждет судьба предыдущих. Ваших предыдущих, мсье...
Джонсон: Нет.
Пифия: Пусть попробует ещё разок. Джонсон, в машину!
Джонсон: Мама, предсказывай, где они появятся?!
Пифия: На Бальбоа.

   Джонсон разморфился, оставив после себя чернокожего мужчину средних лет.

Спунер: Ни хрена себе!
Меровинг: Извините мсье, Хрен - это Ваше фамилия или отчество?
Спунер: А, что? Извините, меня зовут Спунер. Детектив Спунер. Из убойного отдела. Как я оказался здесь? Последнее, что я помню - что я сильно удивился... Знаете, я, наверно, притягиваю неприятности, потому железки вокруг меня так и глючат...
Меровинг: Ну, "железки" тестировать на Вас мы не станем - только таких багов нам не хватало. А вот программы... Эй вы! Мсье Спунер, посмотрите на этих Близнецов: ваши железки так же глючат?

   С холодными улыбками Близнецы начали демонстрацию своей способности к диссоциации. Под грохот упавшей челюсти детектива по Спунеру побежал код...

Джонсон: Ну, кто же так предсказывает, мама... Их там не было. Ещё разок. Погадай на выход. Сегодня я чувствую вдохновение, мистер Меровинг. Будем брать всех!
Пифия: Выход - телефон на Коллин авеню.

   Джонсон снова разморфился.

Меровинг: Мсье Спунер, я не верю своим глазам, Пифия, одолжите мне свои. Шучу, шучу. Мсье, Вы снова с нами? Как Вам мои Близнецы?
Спунер: Так это - ВАШИ близнецы???!! Между собой они больше похожи...

   Окончание фразы было съедено звуком возвращающегося в оставленное без присмотра тело агента.

Меровинг: Мсье, попробуйте завербовать в группе осведомителя, чтобы он рассказывал обо всех перемещениях. Уверен, агент Смит делал именно так.
Пифия: Не святотатствуйте!

   А в это время по Матрице действительно гуляла группа повстанцев. Да не простых, а старых знакомых читателя: Морфеус и ... Нет, его не было. Он отказался. Остался в конструкторе: "Тренироваться буду... на кошках"... Тринити осталась вместе с ним.

   В этот жаркий день город совершенно не обращал внимание на негра в солнцезащитном пенсне и застегнутом наглухо плаще. Не до того городу было. У города на носу было Мероприятие. И город к нему готовился.

   Морфеус зашел в старую заброшенную гостиницу, поднялся на восьмой этаж, краем глаза заметил черную собаку, которая гавкнула, встряхнулась и побежала на девятый, подошел к телефону и... Отошел от него, уселся в чудом сохранившееся после погрома полугодичной давности кресло. Обвел взглядом комнату, грустно покачал головой, достал из кармана конфету. Она была в черно-белой обложке и называлась "Смит на сервере". Пересказывая название, на обложке был изображен агент Смит, стоящий на корпусе какого-то компьютера, не исключено, что сервера. "... На фантики пустили", - озвучил окончание крутившейся в голове мысли капитан "Навуходоносора" и со злостью швырнул конфету в коридор. Шуршание и последующее чавканье возвестили о том, что конфета прекратила свой полет, а, возможно, и существование.

   Заинтересовавшись, Морфеус вышел в коридор и увидел черного пса, который, облизываясь, смотрел на повстанца: "Конфеты, мясо, другие продукты есть?". "Извини, больше ничего нет", - ответил на немой вопрос собаки капитан. Тот гавкнул, встряхнулся и побежал на девятый этаж. "Пес - дежа-вюх", - определил Морфеус, достал дробовик и последовал за животным.

Харви: ... ищем потерянные вещи, животных и других родных и близких.
Посетительница: У меня черепаха убежала... Догоните?
Харви: Когда она убежала? Чай, полгода назад? Может, уже умерла? От передозировки спорта?
Посетительница: Почему же полгода? Вчера. Я ее покормила, спать уложила, сказку на ночь рассказала, а утром... Вчера ещё была... Какие полгода?
Харви: Ну, наш агент пока был жив - тоже сказками питался, а как умер - так только через полгода о нем и вспомнили... Кстати, Вам собака не нужна? Есть тут у меня пес. Приблудился. Может, возьмете? Черепахового супа из него, конечно, не сваришь. Зато - блох и клещей в урожайный год - три центнера с квадратного сантиметра.
Посетительница: Ладно, возьму. А Вы мою черепашку точно-точно найдете?
Харви: Точно, с погрешностью "плюс-минус один вид".

   Взяв визитку Харви, посетительница вышла из кабинета на лестничную площадку, где и столкнулась с обсуждаемым ранее псом и незнакомым негром. Дробовик в руках последнего желания знакомиться не прибавлял. В дверях появился Харви (опишем его, раз уж раньше не удосужились. Снизу вверх: черный ботинки, черные брюки, мятая когда-то белая рубашка, местами "навыпуск", небрежно повязанный галстук, растрепанные волосы. Где-то в середине описания пропустили синие глаза и пустую кобуру под мышкой):

Харви: Дежа-вюх, проводи клиента. Заходите, мистер...
Морфеус: Смит?
Харви: Мистер Смит. Проходите. Дробовик можете поставить в углу. Рядом с чучелом кенгуру. Кстати, бойцовская модель. Здесь такие не водятся, да. Я - Харви, детектив. Поиск животных, родственников. Если Вы потеряли себя, то больница находится в двух кварталах отсюда. Так чем могу служить, мистер Смит?
Морфеус: Я ищу Нео.
Харви: И как успехи? Хе. Нео - повстанец? Повстанец. Отключился? Отключился. А я занимаюсь живущими в Матрице. Так что Нео я Вам искать не буду. Вот Немо - запросто.
Морфеус: Мой старый знакомый, наоборот, искал Нео.
Харви: Ну и дурак.
Морфеус: Что-что?
Харви: Ваш старый знакомый не умел ценить жизнь.
Морфеус: Да кто ты такой, чтобы рассуждать о моем знакомом??!!

   Харви молча заправил рубашку, поправил галстук, причесался, достал из стола пистолет марки "Десерт Игл" и положил его в кобуру, снял с вешалки пиджак, надел его, достал из внутреннего кармана очки...

Морфеус: Агент Смит?
Смит: Тс-с-с. Не называйте меня так. Я - Харви. Детектив Харви. Понятно?
Морфеус: Понятно. Детектив Харви, агент Смит. Я знал, я не верил, что ты умер. Даже когда своими глазами увидел - не верил, когда новых агентов прислали - не верил, и даже когда Пифия сказала - сомневался. Как я счастлив, агент Смит.
Смит: Ну-ну-ну... Не называйте меня так. Говорят же Вам - Харви.
Морфеус: Ты для меня всегда - "агент Смит".
Смит: Ну, тогда добавляйте: "бывший".

   Ресторан "Путь к сердцу Города". За окном давно сгустились сумерки, а наши герои Морфеус и Смит и не думали покидать это гостеприимное заведение. Официантка налила Морфеусу ещё вина, но тот не заметил этого, полностью поглощенный разрезанием стейка. Смит, как в старые добрые времена ничего не заказывал - экономил.

Смит: "Как Вам будет угодно, мистер Рейган", - сказал я, а потом он вас всех и заложил.
Морфеус: Забавно, я сейчас положу в рот этот кусочек...
Смит: ... а потом мы вас всех чуть было не поубивали, а потом был допрос. Помните его, Морфеус?
Морфеус: ... а вкус внушит мне Матрица...
Смит: А потом... Он убил меня. Я не понял до конца, как это вышло... В общем, я задумал решить не уходить, я попробовал осмелиться остаться. На пару деньков. Потом, ещё - на пару. Потом - на недельку... Каждый день я себе говорил, что завтра пойду в Источник... Вот так я и... обманул себя... обманул всех. Теперь я больше не агент этой Системы. Я больше не подключен. Заново родился, можно сказать, в некотором роде, как и Вы, я свободен.
Морфеус: ... Знаешь, что я решил за то время, что отключен?
Смит: "Счастлив в неведении"? Я знаю это, я слышал. Так вот, я попрощался со своей прошлой агентской жизнью и стал обыкновенным детективом Харви.
Морфеус: Странное имя.
Смит: Обыкновенное. В Австралии иметь имя Харви - все равно, что в Матрице иметь фамилию Смит.
Морфеус: Серьезно?
Смит: Шучу.
Морфеус: С каких пор ты стал шутить?
Смит: Сразу после смерти. Говорят, юмор - он полезный. Шутка, мол, жизнь продлевает.
Морфеус: Не всем. Тем, кто смеется - продлевает, а тем, кто острит - укорачивает. Вот так-то. Как жизнь-то, после смерти?
Смит: Все хорошо. Только одному скучно. Вот, клона себе сделал.
Морфеус: Мальчик, девочка?
Смит: Я. 180 кг!
Морфеус: Бегает?
Смит: Зачем?
Морфеус: За аномалиями.
Смит: Нет, ходит.
Морфеус: Говорит? Теории всякие...
Смит: Молчит.
Морфеус: Поздравляю!
Смит: Не с чем.

   Судя по часам и цвету неба, было далеко за полночь, когда бывшие "поисковики Нео" вернулись обратно в гостиницу, в кабинет бывшего же агента Смита - детектива Харви.

Морфеус: Агент Смит, ты здесь, на ночлег?
Смит: Здесь.
Морфеус: А как же пробежка перед сном? За повстанцами? За нами? За мной, за Тринити, за Нео, наконец?
Смит: Уже набегался. Простите, Морфеус, но мне все это осточертело. "Осточертело". Пишется через "е". Мистер Андерсон больше не подключен. Тринити - на корабле, Вы - в безопасности, а больше в Матрице его ничего не держит. И даже сила тяготения ему не закон.
Морфеус: Так что, ты его с тех пор и не видел?
Смит: Умея летать и гнуть ложки, умея бегать по стенам и взглядом останавливать пули, он предпочел разорвать меня на части и просто уйти...
Морфеус: А ты?
Смит: Я уже не тот. Я такой, каким меня все хотели видеть. Мертвый.
Морфеус: Простите, что побеспокоил Вас, детектив Харви.
Смит: Как Вы меня назвали?
Морфеус: Детектив Харви.

   От удара кулаком в грудь, капитан отлетел к стенке, упал. Посыпалась штукатурка...

Морфеус: Простите, агент Смит!

   Радостно уворачиваясь от расчетливых ударов агента, Морфеус был вынужден отступить в туалет. "Агент Смит, с возвращением!", - только и успел крикнуть капитан, прежде чем подсечка выбила у него пол из-под ног, и голова полетела навстречу унитазу...

   Вот и наступило утро перед Тем Самым Важным Мероприятием. Город проснулся, зевнул, потянулся, приоткрыл один глаз и решил поспать ещё чуть-чуть. Но некоторые его жители уже встали и вовсю развлекались.

Пифия: Рама-Кандра, милый, дорогой мой. Как ты сюда попал?
Рама-Кандра: Через дверь, конечно.
Пифия: Боже мой, какая проза. Я же тебе, кажется, объясняла, что в Матрице существуют определенные традиции, и если ты хочешь поговорить о моем скине...
Рама-Кандра: Момент, зайду как Смит.
Пифия: Ну? Ты спешишь ко мне?

   Походкой программы, уверенной в себе, на кухню зашел Смит. Один.

Смит: Великий и могущественный Оракул... Не волнуйся, свои.
Пифия: Тебя же могли увидеть. Кто-нибудь...
Смит: Ничего страшного, сейчас мой скин не носит только ленивый или брезгливый.
Пифия: Что тебе надо?
Смит: Встретиться.
Пифия: Я не могу. Ты сошел с ума. Я - занята. Завтра - 192-ой день твоей смерти.
Смит: 186-ой.
Пифия: Ты что, хочешь испортить нам мероприятие? О, это нечестно, ты обещал. Ой, сюда идут. Умоляю тебя, Смит, умоляю тебя, давай встретимся, давай встретимся в другой раз?
Смит: Хорошо. Сегодня в полночь у афиши.
Пифия: У афиши. Какой?
Смит: "Матрица".
Пифия: Угу.

   Походкой программы, уверенной в себе, на кухню зашел Рама-Кандра. Один.

Рама-Кандра: Великий и могущественный Оракул...
Смит: Очень приятно, прошу.
Рама-Кандра: Смит?
Смит: По показаниям датчиков, я - не агент.
Рама-Кандра: А-а-а...
Смит: Глюки, глюки... с кем не бывает...

   Оставив Пифию объяснять Раме-Кандре, как ему не повезло, что он - Изгнанник, зато как повезло, что Смит - не агент, бывший детектив Харви направился в полицейский участок, где в это время агент Джонсон выступал перед блюстителями порядка.

Джонсон: Да, да, да, господа, да! Мои изыскания окончательно разрушили последние возражения моих оппонентов и свидетельствуют о том, каким порой извилистым путем приходится насаждать умное, доброе и вечное в северной части нашего Мега Города, а иными словами - в нашем районе. Кое-кто до сих пор твердит: "Невозможно!" Так по жизни и останутся лейтенантами, и будут заниматься исключительно самодеятельностью. Я, как преемник покойного, как его последователь, неоднократно проводил опыты на подозреваемых. Всего одним удачно заданным вопросом и движением бровей, допрашиваемый лишается возможности твердить о своих правах и замолка....

   Агент Джонсон замолчал, заметив среди полицейских своего предшественника. Смит жестами показал оратору, что "Сегодня вечером у постера мне. Важный разговор. Быть обязательно" и ушел.

Джонсон: Вот и все. Вопросы есть?

Б   урные продолжительные аплодисменты благодарной публики несколько скрасили агенту последствия шока. Сам же Смит направился на одну центральную улицу...

Джонс: Мистер мэр! Мистер Браун! Архитектор опять промазал! Пятый раз проводим Избранного к Источнику к Архитектору, а Архитектор, извиняюсь за выражение, лишь волну гонит. Ни Матрицу перезагрузить, ни Зион уничтожить. Прикажете проводить в шестой раз?
Браун: Нет. Неудобно. Он его уже в глаза запомнил.
Джонс: Кто кого?
Браун: Архитектор Избранного. Позор! Докатились? С одним Избранным справиться не можем.
Агент Томпсон: Прошу прощения, мэр Браун, Архитектор окружающей обстановкой недоволен: светло, солнце, людно, да и вообще... Вот, если бы ему, говорит, разаномалить какую-нибудь интересную аномалию... Типа Смита...
Браун: Где ж я ему возьму Смита? Он же умер.
Джонс: А может у Меровинга Близнецов возьмем? Переоденем в Смита.
Браун: Их же двое!
Джонс: Скажем, что размножился. Клонировался.
Браун: Делайте что хотите, но чтобы через полчаса здесь было темно, мокро, ни одного человека и толпа Смитов!

   Помощник мэра Джонс вместе с агентом Томпсоном исчезли в направлении метеостанции, оставив Брауна одного среди малочисленных утренних прохожих. Впрочем, он не долго был один. К нему подошел тот, кого так сильно хотел Архитектор.

Браун: С ума можно сойти, как будто он не знает, что все Смиты у нас давно перевелись! Кстати, Смит, я давно у Вас хотел спросить: где Вы, собственно говоря, доставали все эти аномалии?
Смит: Уже не помню, но, по-моему, в Матрице.
Браун: Нет, это исключено. Они у нас давно не водятся.
Смит: Нам нужно поговорить.
Браун: Нет, ну докатились, а? Докатились, у Меровинга просим глючащих! А ведь были, были, буквально Источником аномалий любого толка. Сам Меровинг у нас затоваривался. Теперь и это - проблема.
Смит: Вам сейчас не до меня. Ровно в полночь. У постера.
Браун: Правильно. Смит, Смит, мне без тебя очень одиноко. Мне не с кем ни поговорить, ни посоветоваться, некому задавать вопросы...
Смит: Смотри, по-моему, это - Близнец.
Браун: Да Арх с ним, не умеем при жизни ценить друзей. Нет, воистину, чтобы тебя начали ценить твои сослуживцы, сперва надо буквально разорваться на работе...
Смит: Я пойду, не буду мешать. До вечера!
Браун: А мы суетимся, мечемся. А зачем это? К чему это?

   Наконец мэр заметил Близнеца.

Браун: Вот только тебя недоставало. Исчезни!

   Из-за спины первого вышел второй Близнец.

Браун: Расплодились.

   Наступил долгожданный вечер, который, спустя несколько часов, сменился полночью. В центральном парке возле афишной тумбы, накрытой простыней остановился "Кадиллак", из которого вышли Браун и агент Джонсон. Несколькими мгновениями спустя, дверь ближайшей кафешки открылась, и из белого коридора появились Пифия в сопровождении Серафа. Сераф закрыл дверь. Программы подошли к тумбе, где их уже ждали...

Смит: Привет, привет, давненько не встречались... Черт возьми, отличная фраза - надо будет запомнить.
Джонсон: Запиши.
Пифия: Смит, если можно, не отвлекайся.
Смит: Итак, господа и Пифия, полгода года назад по обоюдному согласию, я ушел из этой жизни в мир иной, между нами было заключено джентльменское соглашение о том, что ни я, ни вы меня беспокоить не станем. Я условия этого соглашения соблюдал честно, чего нельзя сказать про вас.
Сераф: Прошу прощения, агент, но...
Смит: Оправдания потом. Пока вы хоронили остатки моего кода, я старался не обращать внимания, но когда вы стали отпевать мою душу...
Браун: Подожди, подожди, у программ нет души.
Смит: Модели поведения, цель и средства, методы и действия - самою мою суть. Так понятней?
Браун: Нет, я ничего не понимаю. О чем идет речь?
Смит: Об этом. "Полное собрание похождений агента Смита" и внизу мелким шрифтом: "Сценарий фильма "Матрица".
Браун: Ну и что? Что?
Сераф: Прошу прощения, но я не понимаю, что не нравится? Кстати, прекрасное издание.
Джонсон: Идея с фильмом тоже замечательная. Если бы Вы все ещё были агентом - Вы бы одобрили.
Смит: Это - не мои похождения. "Похождения". Слово-то какое выбрали, словно специально... Это - не моя жизнь. Она приглажена, причесана, стилизована и кастрирована.
Пифия: Обыкновенная редакторская правка.
Смит: Дорогая Пифия, Вы же меня знаете: когда меня режут - я терплю, когда начинают добавлять - становится нестерпимо. Здесь я - не агент, а... герой комикса!
Пифия: Но пойми же, наконец, дорогой мой. Ты уже себе не принадлежишь... Ты - миф.
Смит: Кто?
Сераф: Миф.
Джонсон: Легенда.
Пифия: И народная молва приписывает тебе новые подвиги.
Смит: Народная молва не додумается до такого идиотизма.
Сераф: Ну, знаете ли!
Смит: Да, Сераф, я требую изъятие этой самодеятельности. Теперь о сценарии. Он мне не нравится. Взять хотя бы сцену, где я стреляю в Тринити.
Браун: Агент, ну ты же воевал с повстанцами.
Смит: Но вы же прекрасно знаете, что в этой войне не было пролито ни капли крови, не было сломано ни одного телефона и вообще, я не езжу на мусоровозках.
Сераф: А я утверждаю, что было. У меня есть очевидцы, у меня есть свидетели. И разбитая тобой, кстати, мусоровозка.
Смит: Я не допрашивал Морфеуса с таким зверским лицом, как изображено.
Пифия: Да ты никогда не видел себя со стороны.
Смит: И не говорил: "... кожей чувствую Вашу вонь!" Это - гадко, я люблю повстанцев. Я дружил с Сайфером, вы это знаете. Мы ужинали вместе. Короче говоря, я против этого фильма.
Пифия: Как... это "против"?
Браун: Смит, дорогой мой... Наверно, мы все виноваты перед тобой. Наверно, действительно допущен ряд неточностей. Но поверь мне, как своему старому другу, это произошло от безмерной любви...
Пифия: Но мы сейчас ничего не успеем сделать...
Браун: ... от безмерной любви и уважения. А Оракул права...
Пифия: Я... Я вижу конец...
Браун: А Оракул права: ты уже себе не принадлежишь. Ты - наша гордость, поэтому и...
Пифия: Уже тьма распространяется...
Браун: Поэтому и снимаем этот фильм, рисуем эти афиши и выпускаем эти книги. А завтра - премьера, кстати.
Пифия: Ты что хочешь, сорвать нам Перезагрузку??!
Браун: Бог с ними, с неточностями. Через год-другой снимем новый фильм... более достоверный...
Смит: Не-не-не...
Пифия: Я тебя спрашиваю: "Ты хочешь сорвать нам Перезагрузку??!"
Браун: Что случилось, а? Ты словно с цепи сорвался. Я ж по глазам вижу, что что-то стряслось. Ну, скажи мне, своему старому другу, сослуживцу, коллеге, тоже бывшему агенту - что?
Смит: Мистер Андерсон ушел из Матрицы.
Пифия: Он с ума сошел. Неблагодарный. Избранный. Он думает: это просто - быть антиподом такого агента. ЗеВан. Мы его вернем.
Браун: Это - не страшно. Действительно, мы его уговорим.
Смит: Нет, вы его плохо знаете. Чтобы вернуть его, придется вернуть себя.
Сераф: Как это понимать?
Смит: Я решил воскреснуть.
Браун: Смит, Смит, Смит, ну ты сам понимаешь...
Сераф: Нет, нет, нет... мы же умные программы...
Джонсон: Нет, нет, нет, ты же это не сделаешь.
Смит: Сделаю. Сделаю.
Пифия: Но Вы умерли, агент Смит. Вы похоронены. Вы отправлены в Источник.
Смит: Придется вернуть.
Джонсон: Нет, нет, нет, в Источнике мы ничего изменять не будем.
Браун: Пойми, дорогой мой, в этой ситуации я вынужден буду принять экстренные меры.
Смит: Меня это не остановит. Прощайте, господа, я искренне сожалею, но...
Браун: Я - тоже, но мэр не может позволить всяким самозванцам посягать на святые имена.
Смит: О, как интересно. А Вас за это время сильно "перепаяли", мистер бывший агент Браун.
Браун: А Вы зря не проапгрейдились.

   Так или иначе, а следующее утро Смит встречал в зале суда на скамье подсудимых. В самом зале слушалось дело о самозванце - детективе Харви, который утверждал, что он - тот самый Смит. Ну что же, раз все слушали дело, слушал его и бывший агент.

Сераф: Вот факты: выписка из реестра программ, справка об очистке выделенного под него места, квитанция на гроб. Казалось бы, доказательств более чем достаточно, однако подсудимый продолжает упорствовать. Воспользовавшись своим внешним сходством с ушедшим от нас агентом, коварно овладев его походкой, голосом и даже отпечатками пальцев, подсудимый наивно надеется нас обмануть и заставить узнать в себе нашего дорогого агента, которого мы полгода назад торжественно проводили.
Меровинг: Я отлично помню, как мы помещали в гроб это слепленное из разлетевшихся кусков тело. Я сам его написал.
Судья: Мы ждем, подсудимый. Вы отказываетесь отвечать на вопросы суда?
Сераф: Прекрасно. Послушаем голоса родных и близких. Вызывается в качестве свидетельницы Пифия.
Судья: Свидетельница, посмотрите внимательно на подсудимого. Знакома ли Вам эта программа?
Пифия: Да.
Судья: Кто это?
Пифия: Это - детектив Харви. Здравствуйте, детектив.
Судья: А откуда Вы его знаете?
Пифия: Он долгое время искал Нео для нашего агента Смита.
Сераф: Свидетельница, простите за такой нелепый вопрос, но не похож ли подсудимый на агента Смита? Присмотритесь внимательней.
Пифия: Некоторое сходство, возможно, есть, но очень незначительное.
Судья: Благодарю Вас, Оракул.

   В это время на "Навуходоносоре" Морфеус и Линк наблюдали за судебным процессом. Некоторые строчки падающего кода были непонятны, другие - нецензурны, но, в общем и целом, картина была ясна.

Линк: Я ещё раз повторяю, по показаниям датчиков он - не агент.
Морфеус: Да ну тебя. Нео!!! ИЗБРАННЫЙ!!! Срочно на мостик! У нас беда - Смит воскрес. НЕО!!!

Судья: Свидетель, можете Вы хотя бы отдаленно в обвиняемом признать своего предшественника?
Джонсон: Нет. Никогда.
Сераф: Так, достаточно. Прошу избавить неокрепшую психику молодого агента от дальнейших расспросов.
Смит: У меня вопрос к моему преемнику.
Сераф: Протестую! Это - не Ваш преемник, это - преемник агента Смита.
Смит: Да, да, конечно, извините. Хотя это звучит парадоксально, но очевидно в этом есть какой-то непонятный закон: вино переходит в уксус, Смит в Джон-со-на.
Джонсон: Ненавижу. Все. Дуэль. Здесь же стреляться. На "миниганах".
Сераф: Протестую!
Судья: Прекратите, свидетель, Вы не можете стреляться с обвиняемым. Вы - агент, он - детектив. Он Вас убьет - Вы в него же и заморфитесь. Сядьте на место.
Сераф: Прошу господина мэра.
Браун: Извините, я бы хотел уклониться от этой неприятной обязанности.
Судья: Нет, это невозможно, Вы были другом бывшего агента, Ваши показания необходимы.
Браун: Господин судья, я сам - бывший агент. У меня слабое зрение, совершенно ненадежная память, я могу ошибиться.
Судья: Очки снимите. Так лучше? Вы узнаете в подсудимом агента или нет?
Браун: Не знаю.
Судья: Посмотрите внимательно. Ну-ну-ну. Ну, подойдите, посмотрите.
Браун: У меня слабое зрение и тут главное...
Смит: А Вы просканируйте.
Браун: Честное слово, иногда мне кажется, что это - он, а иногда, что - нет. Ну нет, ну нет, ну кажется, ну могу ли я доверять собственному мнению, когда я... полностью доверяю суду. Как решите, так и будет.
Пифия: Позор! И это - наш мэр.
Судья: Ну что Вы... Ну что Вы, господин мэр.
Браун: Извините, господин судья, извините, Оракул, извините, подсудимый. Я на службе. Если решат, что Вы - Смит, я упаду Вам на грудь. Если решат, что Вы - Харви - посажу за решетку, вот и все, что я могу для Вас сделать.
Судья: Господин обвинитель, у Вас все?
Сераф: Все, по-моему, достаточно.
Судья: Господин подсудимый, нет ли у Вас свидетелей в Вашу защиту?
Смит: К сожалению, нет.

   Комментарий: Вот так и закончилась эта история. В Смите признали детектива, посадили за решетку, но уже через несколько часов охранник, подозрительно похожий на бывшего агента открыл ворота для автобуса, наполненного странными близнецами. Морфеус ничего не сказал Нео - забыл или не захотел. О чем думали Пифия и Меровинг - одному Архитектору известно. Так началась "Перезагрузка".

   Конечно, можно было бы впустить в зал суда Нео, который бы крикнул: "Есть! ЕСТЬ!" А Смит бы кинулся ему навстречу: "Мистер Андерсон! Мистер Андерсон! Мистер Андерсон!" Потом бы Нео тайно переправили к Пифии, которая вместе с Серафом промыли бы ему мозги на предмет "Мы защищаем то, что нам дорого", и Томас Андерсон бы просил Архитектора помиловать детектива и не устраивать судебную экспертизу: "Ведь повстанцы его в два счета убьют". Да и потом бы оказалось, что это и не повстанцы вовсе, а простые подключенные и то, что Смит бы это сразу не распознал - было бы отличным доказательством того, что датчики у Линка не врут. А в конце, перед "судебной экспертизой" был бы такой диалог:

Смит: Помните, когда я Вас допрашивал, я сказал: "У первого - Томаса - есть будущее. У Нео - нет". Скажите мне что-нибудь на прощанье.
Нео: Что? Что?
Смит: Ну, скажите что-нибудь... Сейчас Вы не немы.
Нео: Что сказать?
Смит: Подумайте. Всегда найдется что-то важное для такой минуты.
Нео: Сегодня все кончится.
Смит: Не то!
Нео: А в чем причина-то?
Смит: Не то!
Нео: Программа "Смит" вышла из-под твоего контроля. Никто не может ему помешать. Я - могу.
Смит: Не надо!
Нео: Они подсунули тебе неправильных повстанцев, Смит! Они хотят помешать тебе, Смит!
Смит: Вот! Спасибо. Спасибо, мистер Андерсон. Пусть завидуют: у кого ещё есть такой враг? Морфеус, Вы привели, кого я просил?
Морфеус: Да, агент Смит!
Смит: Настоящие? Проверенные?
Морфеус: Да, всю команду Балларда пригнал. И Бейна, как ты просил.
Смит: Надеюсь, среди них Избранных нет? Как умирать надоело...

   А потом бы Архитектор бы признал в Смите агента Смита. И все бы это признали. И отвели бы в Источник.

   Но этот конец лично мне совершенно не нравится. Так что пусть на суде никто не заступится и не скажет, что на скамье подсудимых - "Тот самый Смит".

Оставить отзыв

Вверх

На главную


Lozhki.net - Copyright © 2003- - Contact Us
Ссылка на www.lozhki.net при копировании материалов - обязательна.

Matrix concept and Matrix characters, COPYRIGHT © 1998- Wachowski brothers,
Village Roadshow Pictures, and Warner Bros. Studios/AOL Time Warner.


Rambler's Top100
-= Ложки нет =-