Отключить FlashОтключить Меню 



Матрица

Юмор

Файлы

Обои

Творчество

Форум

Гостевая

Игры

Товары

Ссылки

Ложка

ПОИСК

На сайте
На форуме
В Яndex


Locations of visitors to this page

ДРУЗЬЯ

Stormwave.ru - форумы, статьи, новости по StarCraft, WarСraft III и другим играм, описания, литература и другое творчество. Архив русского аддона к StarCraft

Keanu Reeves Russian Edition Site

Молодежный интернет-магазин At My Place - молодежная одежда и обувь, молодежные сумки и атрибутика разных стилей

Мозаика и мозаичные панно. Студия мозаики Ширякин и Ко



«Вы можете чувствовать то, что чувствует мое сердце?
Ваши глаза закрыты темными очками...
У ваших глаз цвет океана, что они видят?
Они видят меня? Мою любовь к Вам?»


(из фанфика неизвестного автора)



Скажи мне, кто тебе нравиться, и я скажу кто ты, или:
Почему мы любим агентов

Автор: Леда

   1. Муки фанатского творчества.
   2. Тяжкая участь антигероев.
   3. Внешность - судьба персонажа.
   4. Скромное обаяние власти.
   5. Авторитетное мнение дедушки Фрейда.
   6. Причуды женского восприятия.


Вступление

   Эта статья - попытка разобраться в социальных и психологических причинах феномена зачастую непомерной тяги определенной части прекрасного пола к своеобразной группе персонажей фильма «Матрица». Персонажей, которые являются боевыми компьютерными программами, и более широко известны как Стражи Системы и непримиримые борцы с главными героями трилогии. Словом, речь пойдет об агентах. Мнение автора статьи во многом субъективно и никоим образом не претендует на истину в последней инстанции.


1. Муки фанатского творчества

   Жанр фанфикшена позволяет довольно удачно проецировать свои заветные фантазии и мечты в неком очень удобном вымышленном мире. Написание фанфиков превращается в захватывающую игру, способную подарить возможность поделиться своими эмоциями и впечатлениями с другими людьми. Ведь фанфикеры пишут, как правило, не только для себя, но и для тех, кто способен в полной мере разделить с ними радость творчества, то есть с другими фанатами любимого фэндома.

   Более яркий, необыкновенный и многогранный мир, который нам дарит фильм «Матрица», трудно себе представить. И авторы фанфиков в полной мере пользуются предоставленными им возможностями. Буквально не существует видов литературы, которые остались бы неохваченными ретивыми фанатами и фанатками. Это проза, поэзия, комедия, трагедия, романтические истории и даже слэш. В Интернете сложилось определенное сообщество, посвящающее свое перо только миру Матрицы, и никакому другому. Причем внутри этого сообщества существует множество сюжетных направлений и ответвлений. Кто-то пишет исключительно о проблемах Зиона, кто-то о перипетиях нелегкого пути повстанцев и подключенных, а кто-то до небес превозносит самоотверженное служение системных программ. В рамках последнего раздела особенное внимание уделяется судьбам агентов.

   Кого-то агенты привлекают своей неоднозначной трактовкой, как персонажи сложные, за внешней бесстрастностью которых вполне может скрываться тонкая и ранимая душевная организация. Такие авторы, как правило, наделяют данных героев всеми мыслимыми и немыслимыми человеческими качествами и рассматривают их поведение с точки зрения разрешения ими глобальных философских проблем.

   «Поэтому он почти без эмоций смотрел на приближающегося к нему по платформе агента. Почти, потому что эти существа не могли не внушать страха, страха и какого-то странного благоговения. Они были квинтэссенцией матрицы, ее нечеловеческого, неживого совершенства»

   Кого-то привлекает внешняя атрибутика агентского стиля, которая имеет определенный налет романтичности и загадочности, как-то: красивые черные костюмы, мощные пистолеты, роскошные автомобили, потрясающие погони, виртуозное владение боевыми искусствами, искусная стрельба и т.д. Для таких авторов более важно изобразить развитие сюжета в движении, динамике, и они превращают действия агентов почти в декоративное украшение каждого рассказа.

   «Они выглядели практически одинаково, высокие, поразительно красивые; на них были безупречные деловые костюмы и странные провода наподобие телефонных тянулись к их ушам».

   А кому-то просто нравятся агенты, как весьма привлекательные представители мужского пола. Произведения этих авторов в основном посвящены различного рода историям любви либо агентов и людей, либо агентов и других программ. Эта любовь может быть как вполне взаимной (с финалом: и жили они долго и счастливо), так и весьма трагичной (что случается чаще).

   «Он был великолепен. Она могла бы утонуть в его синем взгляде навсегда, так он смотрел на нее. Для нее он больше не был Искусственным интеллектом. Больше не был машиной. Первое мгновение, она не могла поверить этой мысли».

   Если учесть, что романтический фанфикшен в массе своей пишут представительницы слабого пола от 15 до 35 лет (около 80%), то последнее направление становиться одновременно одним из самых понятных и в то же время одним из самых загадочных явлений. Это ведь вам не Гарри Поттер, не Леголас и даже не Нео.

   Неудержимая любовь к агентам - особая тема.


2. Тяжкая участь антигероев

   Для начала мы поговорим о вполне понятной тяге определенной части женской аудитории к отрицательным персонажам. Условность этого понятия не должна нас настораживать. В определенных кругах бытует мнение, что агенты вовсе не отрицательные персонажи, а совсем наоборот. Подобные тенденции мы отметем за ненадобностью. Агенты не могут быть плохими или хорошими, как не могут быть плохими или хорошими правоохранительные органы. Они жизненно необходимы, они выполняют свою работу и точка. Но по сложившимся канонам агенты на первый и неискушенный взгляд выглядят именно как антигерои - они настроены против главных героев-людей, они убивают людей, они работают на Систему, а "Система есть наш враг". Поэтому в контексте нашей темы мы будем трактовать их именно подобным образом.

   Почему это вообще происходит? Что дают нам отрицательные герои? Верно - острые, сильные ощущения. Почти на грани - ведь понимаешь, что вот этот тип - редкостный негодяй, сволочь, гад, но его бьющая наповал харизма зачастую лишает зрительниц возможности нормально соображать. Остается только море эмоций - ах, он такой обаятельный и обольстительный, до дрожи в коленках и мурашек по коже.

   Вспомним какого-нибудь яркого антигероя, к примеру, Дракулу в любой его ипостаси и экранизации. Что мы имеем? Мы имеем, как правило, со вкусом одетого красавца-злодея (ибо страшный и оборванный злодей никому не интересен), который испепеляет слабые женские сердца полными страсти взглядами. Его голос источает сладкий яд, его манеры театральны, от него за километр несет сексапильностью, он дьявольски умен и почти всесилен, вокруг него вертится весь мир. На его великолепном фоне все положительные персонажи теряются, бледнеют, выглядят крайне неубедительно. Антигерой просто обречен на получение первого приза зрительских симпатий. Стандартная ситуация? Вполне.

   Но можно ли в таком случае отнести агентов именно к этому канону? Разберемся. Эффектные жесты, красивые речи, пылкие взгляды, телодвижения, полные страсти - это не про них. В этом смысле, как классические отрицательные персонажи, агенты - просто никакие. Они скупы на слова, экономны в жестах, и абсолютно невыразительны лицом.

   Исключением является разве что агент Смит, и в этом плане очень показательны его ироничные монологи перед Морфеусом, например. Но эти проявления человечности никак нельзя назвать обольстительными. Смит весьма притягателен, он даже завораживает и околдовывает женскую аудиторию своим поистине уникальным чувством юмора, и бездной холодного сарказма, но это пища исключительно для ума, и мерить его мерками стандартного коварного соблазнителя просто немыслимо. Смит, скорее, исключение из правила, которое это самое правило подтверждает. Другие агенты вообще практически не говорят, они действуют.

   Вопрос исключительной любви зрительниц именно к агенту Смиту - тема для отдельного исследования. Зачастую симпатия к агентам в целом начинается именно с него (иногда на нем же и заканчивается). И это целиком и полностью заслуга талантливейшего актера Хьюго Уивинга, которому удалось создать самый неповторимый, бесподобный и удачный образ антигероя в современном кино.


3. Внешность - судьба персонажа

   Обобщая внешние данные всех шести агентов, которые наличествуют в трилогии, можно дать следующий портрет среднестатистического стража Системы: высокий, 180-185 см., хорошо сложенный мужчина лет 35-40, одетый в деловой черный костюм, белую рубашку, черный галстук. Европеец, брюнет с жесткими чертами лица, носит черные очки и наушник в правом ухе. Особых примет не имеет.

   На первый взгляд ничего особенного в подобной безликой внешности нет. Однако опрос общественного мнения показывает, что на вопрос: как вы оцениваете внешность агентов, ответы респондентов варьировались в диапазоне от сдержанного: «они симпатичны», до восторженного: «они - само совершенство».

   Кому-то безумно нравиться Брэд Питт, кому-то Бельмондо, кому-то Денни де Вито. Но сейчас мы поговорим не о так называемой «вкусовщине», о которой не спорят, а о несколько иных вещах. Даже те девушки, которые не выносят агентов по идеологическим соображениям, признаются, что считают их вполне привлекательными.

   Здесь мы будем плясать от термина «целесообразность», введенного еще незабвенным И. Ефремовым в книге «Лезвие бритвы». Речь пойдет о двойном толковании этого определения. Во-первых, о безусловно положительном восприятии на инстинктивном уровне объективно привлекательной внешности человека, не зависящее от личных эстетических вкусов, продиктованное подсознательным чувством оптимальности линий и форм. Во-вторых, о соответствии внешнего облика конкретным целям и задачам.

   Совершенно естественно, что агенты не обладают внешностью Алена Делона или юного Олега Стриженова. Агенты просто обязаны не выделяться из толпы, обязаны не привлекать к себе излишнее внимание подключенных. Подчеркну - их внешний вид должен полностью совпадать с теми функциями, которые они выполняют, не больше и не меньше.

   И здесь мы наталкиваемся на очень интересные факты.

   Не секрет, что агенты в М1 - совсем не такие, как в М2. Вспомните - первые агенты значительно различались между собой как ростом и телосложением (массивный Джонс, долговязый Смит, хрупкий Браун), так и чертами лица. Другими словами, они были достаточно яркими индивидуальностями. Поэтому обвинение, брошенное Морфеусом Смиту: «И одно лицо на всех!» просто не выдерживает никакой критики.

   В М2 агенты существенно меняют свой внешний облик. Они становятся почти одинаковыми: рост, комплекция, даже лица на первый взгляд ничем не отличаются друг от друга. Вместе с тем они гораздо ближе подбираются к общепринятому идеалу красивого мужского тела - откровенно атлетическая фигура, почти скульптурная лепка могучего торса. В целом по сравнению со своими предшественниками они выглядят гораздо более импозантно, мощно, спортивно. Замаскировать их тщательно накачанные плечи и бицепсы типовые пиджаки уже не в состоянии. Особенно здесь выделяется агент Томпсон - вспомните его роковую встречу со Смитом в скверике - мама дорогая, он же оказывается, шире Смита раза в два! А агент Джонсон? Во время драки на грузовике рядом с ним не смотрится даже далеко не худенький Морфеус.

   Если агенты в М1 смотрелись как госслужащие среднего звена, то агенты в М2 скорее напоминают телохранителей кинозвезд или сотрудников органов госбезопасности.

   Костюмы. В М2 костюмы тоже преображаются. В лучшую сторону меняется покрой, появляются декоративные кармашки слева на груди, цвет ткани активно насыщается черным. Наметанный глаз может заметить, что новые агенты более аккуратны в носке, т.к. на их костюмах нет не единой складочки или помятости, что иногда позволяли себе их бывшие коллеги. Вообще в М2 агенты более органичны в своих одеяниях, ощущение, что носят они их с большим удовольствием. Вспомним Джонса - костюм на нем иногда смотрелся как абсолютно инородное тело, как бы с чужого плеча.

   Прическа. В М1 - агенты были весьма аккуратно причесаны, и только. В М2 - прически «великолепной тройки» не просто профессионально смоделированы, на них, вероятно, было потрачено немалое количество специальных средств для укладки. Ибо для получения подобного эффекта влажного блеска в старые добрые времена мужчинам приходилось использовать просто бешеное количество бриолина.

   Замечу, что в М2 агенты приобрели некий фотомодельный и гламурный вид, насколько эти понятия вообще применимы к лицам мужского пола. В М1 такого усиленного внимания внешней «прилизанности» не уделялось.

   Лица. Агентские физиономии в М1 при всем огромном желании назвать красивыми нельзя. Это в равной степени касается и Смита, и Джонса, и Брауна. Обаяния, харизмы, «шарма» в них может быть сколько угодно, но это не имеет никакого отношения к анатомическому совершенству форм.

   В М2 мы можем отметить, что черты агентов становятся более правильными, невольно вызывая ассоциации с древнегреческими статуями как мраморной бледностью кожи, так и строгой гармоничностью линий. Здесь правда, тоже не обошлось без отклонений от нормы, которые можно оценивать со знаком минус: речь идет о не совсем идеальной форме носа агента Томпсона (в просторечии - нос картошкой), а также о чересчур колоритной внешности агента Джонсона, который отдаленно напоминает молодого Шона Коннери, что тоже не есть хорошо.

   Пожалуй, наиболее выгодно с точки зрения целесообразности из второй тройки смотрится только агент Джексон - с его гладким, безукоризненным, и особо не запоминающимся лицом.

   Вывод? Агенты в М2 в целом выглядят гораздо ярче, заметнее и красивее, чем агенты в М1. Апгрейд? Несомненно, если смотреть с точки зрения улучшения мужской привлекательности. С точки зрения оптимального соответствия функциональному назначению - казалось бы, не слишком продуманное решение.

   По-хорошему, учитывая требования своей профессии, среднестатистический агент должен выглядеть примерно как Браун - абсолютно неброское, незапоминающееся, бледное лицо, не слишком высокий рост, не слишком мускулистая фигура. Как говориться, не совсем эстетично, зато дешево, надежно и практично.

   Ну не нужно агенту быть здоровенным, накачанным мужиком, чтобы производить впечатление, совсем не нужно! Его и без этого повстанцы боятся до умопомрачения. И физическая сила абсолютно не зависит от биометрических показателей. А с такими габаритами того и гляди, в машине не поместишься, и опять же, излишнее внимание общественности ни к чему. И тогда получается, что первая тройка агентов с точки зрения именно профессиональной оптимальности гораздо лучше второй. С чем же связано настолько кардинальное изменение внешнего облика? Более крупные мужчины инстинктивно воспринимаются женщинами как более привлекательные, а мужчинами как более опасные соперники - это убеждение крепко сидит в глубинах нашего спинного мозга еще с тех пор, как мы жили в пещерах. И в противовес повстанцам, которые в М2 получают в свои ряды крутого до предела Нео, Система должна была что-то противопоставить. Пусть даже на таком примитивном уровне понимания.


4. Скромное обаяние власти

   Если немного отвлечься от сугубо биометрических показателей, то остается еще один пласт привлекательности, о котором следует поговорить относительно объекта нашего исследования.

   Что сразу бросается в глаза и особенно интригует в облике стражей Системы?

   Облик агента невольно вызывает ассоциации с холодным совершенством боевого механизма. И в то же время - с ленивой и опасной грацией существа из плоти. О, да, воистину убийственное сочетание. Холодное обаяние агентов напоминает нам красоту хищного зверя в момент перед броском, когда каждая клеточка тела, каждый мускул, каждый нерв напряжены и сконцентрированы для достижения одной единственной цели.

   Задумаемся, из каких элементов складывается столь ошеломляющее впечатление?
   Совершенно потрясающее хладнокровие, которое удачно соединяется с постоянной настороженной готовностью к бою. Подтянутость. Великолепная осанка. Математическая просчитанность каждого движения, быстрота реакции, предельная собранность и изумительная, поистине хореографическая отточенность жестов. Другими словами, это постоянное пребывание в состоянии алертности, то есть в состоянии, при котором ярко проявляется активная энергия организма, устремленная на выполнение своего главного жизненного предназначения.

   Где-то глубоко на генетическом уровне мы весьма остро воспринимаем эти внешние проявления хорошо развитого тела, иногда не отдавая себе в этом отчета. Подсознание ясно дает нам понять, что таким удивительным сочетанием мощи и грации движений способны обладать лишь особо выносливые и физически крепкие особи. Примером могут служить спортсмены и военные - люди, посвятившие себя постоянным тренировкам, и привыкшие полностью контролировать свое тело. Они выгодно отличаются от других своеобразной выправкой и изяществом движений.

   Но это также говорит нам и еще кое о чем. О том, что подобными качественными характеристиками обладают, как правило, лидеры, властители бытия, индивидуумы, способные властвовать над жизнью и смертью других живых созданий, как напрямую, так и опосредованно.

   Сложная привлекательность агента - это сила и мощь сверхсущества, способного изменять этот мир, подчинять его себе, властвовать над другими, при этом оставаясь невозмутимым и неуязвимым, как бог или дьявол. Агент - это рациональность, целесообразность, и холодность, возведенные в Абсолют. О, эта восхитительно бесстрастная уверенность в себе, ослепительно ледяное спокойствие и почти кошачья пластика… Это как раз то самое «таинственное дыхание власти», способное свести с ума практически любую представительницу слабого пола. Власти таинственной, загадочной, непонятной. Власти, которая буквально повергает в трепет, отчего ее служители приобретают еще более заманчивый ореол. Другими словами, бояться - значит уважать. Уважать - значит любить.

   По той же причине женщинам нравятся военные. Вообще мужчины в форме приобретают совсем другой облик. Запретность. Недосягаемость. Отстраненность. Мир мужской воинской дисциплины для женщин непостижим, а потому отчасти соблазнителен. Что такое костюм агента, как не определенная униформа? Знак принадлежности к чему-то высшему, запредельному, почти сакральному. И самое главное - абсолютно недоступному.

   А запретный плод, как известно, особенно сладок… но об этом чуть подробнее в следующей главе.


5. Авторитетное мнение дедушки Фрейда

   У дедушки как обычно свой извращенный взгляд на простые казалось бы вещи. Все мы люди взрослые, а потому серьезно (но с изрядной долей шутки) поговорим о сокровенном.
   Итак, что же в агентском облике бьет наповал буквально на физиологическом уровне? Попробуем тезисно сформулировать основные моменты: одержимость размером, мотивы запрета, искушение смерти, гендерные роли.


Одержимость размером

   "Дезерт Игл". Пистолет. Большой пистолет. Нет, ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ ПИСТОЛЕТ. Материальное воплощение Силы. Почти фетиш. Поистине чудовищный символ власти и могущества, удачно воплощенный в двух килограммах надежно структурированной смертоносной стали. Особая радость дедушки Фрейда.
   Мелочь, возможно (хотя как раз «Пустынный Орел» мелочью не назовешь), но мы постараемся не упустить ни одной мелочи.

   Следует признать, что это наиболее удачная находка создателей фильма. Что ни говори, а братья Вачовские гениальны во всем. Снабдить агентов оружием, созданным для охоты на крупную дичь вроде медведей и лосей… Конечно, агенты по определению должны обладать мощным оружием. Ну да, они выглядели бы глупо, таская под пиджаком автомат. Разумеется, весь их облик предполагает ношение именно пистолета. И раз это пистолет, то он должен быть самым мощным, дабы пробивать любые препятствия (стены, двери, лестничные пролеты) и неотвратимо настигать вертких повстанцев. Естественно, что все минусы данного вида оружия (громоздкость, сильная отдача), принципиально важные для людей, не имеют никакого значения для агентов. Все это понятно и не подлежит обсуждению. Но. Но! Все это мужские логические выкладки, коварно скрывающие подлинное назначение данного вида огнестрельного оружия. Это лишь одна сторона медали. Нам же откроется истина.

   Вспомним сцену расстрела Нео в М1. Избранный бестолково бежит по коридору, распахивает дверь и натыкается прямо на ствол "Дезерт Игла". Лицо агента Смита озаряется вспышкой выстрела - БАМ! (дружное женское - Ах! в кинозале). Нео тупо разглядывает дырку в своей груди. Он вместе со зрителями все еще не верит в происходящее. Следующий кадр - вид DЕ спереди, а затем сверху ВО ВЕСЬ ЭКРАН. Этим нехилым акцентом зрителю ясно дают понять - кто, а вернее, что - играет главную роль в данный момент.

   Господа, я не побоюсь этого слова… DЕ действительно Грандиозный пистолет. Глядя на него, в полной мере осознаешь, что оружие может быть настолько прекрасным, что просто дух захватывает… Замедленная съемка показывает нам плавный ход затвора и вылетающую гильзу - БАМ! И так - еще восемь раз подряд! Нео бездыханной тушкой валится на пол. Агент Смит вздергивает бровь, а на лице у него появляется знаменитое и совершенно неподражаемое иезуитское выражение… (только за эти несколько секунд экранного времени Уивингу следовало бы дать Оскара!). Прощайте, мистер Андерсон… зрители просто перестают дышать и впадают в состояние комы.

   Будь в его руках какой-нибудь там Вальтер ППК, разве получили бы мы такой же сногсшибательный эффект? Ну, наверное, не такой полный, как хотелось бы. Так что оставим Бонду с его шпионскими штучками полудамские пистолеты с глушителями, а настоящие мужчины должны с гордостью применять исключительно "Дезерт Игл". Незаметность - не наш девиз. Как говориться, нет ничего прекраснее рысака на полном скаку, пантеры в прыжке, и агента, стреляющего из DЕ.

   И помните - Размер всегда имеет значение. Иногда - огромное.


Мотивы запрета

   На протяжении фильма нельзя не заметить полное отсутствие у агентов интереса к слабому полу. Кроме конечно, чисто профессионального: догнать, схватить, обезвредить (если девушка состоит в повстанческих рядах), или по мере необходимости использовать как акцептор для морфинга (если это подключенная). Согласитесь, совсем неподходящие условия для возникновения романтических чувств к подобным субъектам. Но мы-то с вами уже знаем, что подобное утилитарное отношение агентов к слабому полу отнюдь не является надежной преградой для возникновения у слабого пола этих самых романтических чувств, а скорее даже наоборот. Вот уж действительно: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». Классик знал, о чем пишет.

   Что же за парадокс такой? На самом деле все довольно просто. Человек всегда хочет то, чего у него нет. И особенно сильно хочет именно то, чего он не получит никогда и ни при каких условиях, потому что это просто невозможно. Данное утверждение верно и для мужчин. Так уж устроен наш мозг, и никуда от этого не деться. Можно конечно жить по принципу: зелен нынче виноград, но полностью избавиться от своих желаний - не получиться, ибо нами управляют законы более глобальные, чем мы можем себе представить.


Искушение смерти

   Агенты в полной мере дают нам возможность испытать комплекс чувств, связанных с очень интересным психологическим явлением.
   Фрейд выделяет особое влечение, столь же могучее, как сексуальное, некий инстинкт, который присутствует в основах человеческого поведения. Причем присутствует наряду с инстинктом сексуальным, зачастую весьма оригинально взаимодействуя с ним. Этот инстинкт он обозначил термином «Танатос», подразумевая под ним особое тяготение к смерти, уничтожению себя или других, заложенное глубоко в человеческой природе.

   Примеров, подтверждающих настоящую теорию, здесь можно привести множество - это альпинисты, упорно лезущие в горы, парашютисты-любители, серфингисты и прочие экстремалы и любители риска. Но подобное опасное влечение к агентам - случай особый, так как агенты все же не являются некоей абстракцией, которую нельзя увидеть воочию.

   Исходя из этой точки зрения, вполне можно сравнить впечатление, производимое агентами на человеческую (читай - женскую) психику с почти гипнотическим очарованием удава, глядящего на кролика, ибо агент в этом случае является именно олицетворением самой смерти.

   «Каждая последующая встреча с агентами превращалась для нее в изощренную борьбу с собственными демонами. Ей до покалывания в кончиках пальцев нравилось чувствовать дыхание безжалостной смерти за своей спиной, но смерти настолько прекрасной в своем программном воплощении, что всякий раз ей хотелось уступить, сдаться. И всякий раз инстинкт самосохранения гнал ее прочь от опасности, нещадно подстегивая адреналиновой плетью».

   Сложное переплетение инстинкта любви и смерти в данном случае проявляется в невыносимом желании пощекотать нервы, постоять на краю, испытать максимально острые ощущения. Иными словами - бросить судьбе вызов, поиграть со смертью. Опасность и секс порой тесно связаны, и глупо отрицать это.

   «Она боялась того, что Он всё-таки доберётся до неё… Но ещё больше она боялась того, что примешивалось к этому страху…»


Гендерные роли

   Давайте вспомним, какое предназначение отводит матушка-Природа мужчине и женщине соответственно? Мужчина по своей сути - охотник, защитник, воин. Следовательно, и в любви ему свойственно выполнять активную роль завоевателя. Женщине природа изначально отвела пассивную участь добычи и жертвы. Данная дифференциация полов обусловлена чуть ли не на клеточном уровне устройства наших организмов, и спорить с ней бессмысленно. Значит, чего подсознательно хотят женщины в любви? Правильно. Подчиняться. Беспрекословно и даже с удовольствием (Феминистки - молчать!). Фрейд здесь идет еще дальше - представляя садизм и мазохизм естественными людскими склонностями, но мы с ним все-таки не согласимся. Не до конца, по крайней мере.

   В нашу эпоху сильных женщин и слабых мужчин, когда миром практически безраздельно правит унисекс, проявление нормальной социально-гендерной принадлежности воспринимается почти с восхищением, почти как исключение из правила.

   Поэтому все люди обречены находиться в персональном поиске некоего идеального представителя противоположного пола, способного обеспечить каждому человеку возможность выполнения его собственной гендерной роли. И здесь под женскую руку подворачиваются именно агенты - как весьма удачный типаж представителей мужской половины человечества. Облик агента будит в женщине одновременно подсознательное и сознательное (см. все изложенное выше), и именно это двуединство делает его таким привлекательным.


6. Причуды женского восприятия

   Ну и напоследок. Если бы создатели «Матрицы» сочли нужным ввести в действие фильма агентов-женщин, то они вряд ли пользовались бы таким же успехом на воображаемом любовном фронте, как их коллеги-мужчины. Дело в том, что сильная половина человечества по своей сути не тяготеет к отрицательным героиням. А тем более к таким сильным, холодным и нечеловечески жестоким, какими собственно, и должны быть женщины-агенты (см. гендерные роли). Не та аудитория, знаете ли.

   И мужчинам, как правило, вообще непонятно столь неудержимое тяготение женщин к существам, которые по всем логическим умозаключениям не должны вызывать романтические чувства. Еще бы. Бестелесные компьютерные программы, чьей профессией является уничтожение хороших людей. Не красавцы, не юмористы и не ораторы. Бесстрастные и холодные электронные монстры, абсолютно не способные на эмоции. Но разве мы не понимаем этого? И все-таки, и все-таки…

   Женская способность к приукрашиванию жестокой действительности порой не знает разумных границ. Женщина способна в каждом чудовище разглядеть заколдованного принца. За каждой маской она способна увидеть то, что ей хочется. За холодной личиной агента она зачастую видит мятежную и романтическую душу, обуреваемую пылкими страстями. Но, несмотря на это сентиментальное перекраивание реальности, женщина также может вполне трезво осознавать истинную подоплеку того фантастического образа, который она себе создает. И чем ярче и непригляднее (во всех смыслах) становится материал, предоставленный суровой действительностью, тем выше возносятся заоблачные дали, в которые она помещает свой идеал.

   И агенты предстают перед женским взором совсем в другом свете, ведь они являются созданиями абсолютно иного порядка, нежели люди, созданиями, чьи романтические чувства (если бы они были возможны) вполне могли бы подарить ощущения, качественно отличающиеся от привычной обыденности. И именно загадочность этого возможного чувства, а в особенности перспектива испытать сильнейшие эмоции, совершенно не похожие на все то, с чем приходилось сталкиваться прежде, и привлекает столь большое количество представительниц прекрасного пола к агентам. С подобным безрассудством мотыльки устремляются в ослепительно красивое и смертоносное для них пламя свечи. Но от этого безрассудства их порыв не становится менее прекрасным.

   Здесь хотелось бы привести слова Барнса, робота-нелинейника из рассказа Станислава Лема «Дознание», посвященные именно причудам женского восприятия, и крайне удачно соответствующие всей нашей теме.

   «Нейронная система у женщины несколько иная, чем у мужчины, - речь идет не об интеллекте… Женщины легче переносят сосуществование противоречий - в большинстве случаев это так…
   …Я казался им в высшей степени отталкивающим и благодаря этому привлекал. Я был воплощением невозможного, чем-то запретным, чем-то, что противоречит миру, понимаемому как естественный порядок вещей, и ужас их выражался не только в желании бежать, но и в жажде самоуничтожения. …В их глазах я представлял собой бунт против покорности биологическим законам. …Я был существом, в котором биологически рациональная, а значит, корыстная связь эмоций с функцией продолжения рода была разорвана. Уничтожена.
   …Я… существо, отличающееся от вас. Существо, любовь которого всегда будет - во всяком случае, может быть - такой же бескорыстной, такой же ни на что не пригодной, как смерть; и поэтому эта любовь вместо ценного оружия становится ценностью в себе».



Вместо заключения

   Мечта. У каждой девушки есть мечта. Она может быть и такой - в виде агента. Что неплохо само по себе, ибо агент - это вам не пошлый кудрявый принц на белом коне. Это несколько иной уровень притязаний, в немалой степени характеризующий своих обладательниц. Хотя… ведь если взглянуть на агента с практичной точки зрения и попробовать вывести усовершенствованный облик стража Системы, воспользовавшись запатентованным методом Агафьи Тихоновны, то результат был бы сколь забавным столь и неправдоподобным.

   Словом, если брутальную внешность агента Джонсона да присоединить к блестящему чувству юмора агента Смита, да прибавить сколько-нибудь интеллигентности агента Брауна, да заполировать сверху человеческой составляющей (способностью на чувства)… пожалуй, цены бы не было такому мужчине!

   Увы, увы! Идеалы, к сожалению, остаются именно идеалами, которые, как правило, не встречаются ни в жизни, ни даже на киноэкране. Мечта должна оставаться мечтой. Это как отражение в воде, до которого нельзя дотронуться. Но никто не может запретить нам мечтать.

   Так что, мечтайте, мечтайте как можно больше! Но все-таки, прежде чем мечтать, хорошенько подумайте - а вдруг сбудется…

Обсудить статью

Вверх

На главную


Lozhki.net - Copyright © 2003- - Contact Us
Ссылка на www.lozhki.net при копировании материалов - обязательна.

Matrix concept and Matrix characters, COPYRIGHT © 1998- Wachowski brothers,
Village Roadshow Pictures, and Warner Bros. Studios/AOL Time Warner.


Rambler's Top100
-= Ложки нет =-